До и после: дом А.М. Карны

В нынешнем материале уже нет никакой мистификации: на верхней и нижней фотографии – одно и то же здание, хотя в это трудно поверить, настолько оно подверглось перестройке. Интересно, какой проект лежал в основе «реконструкции» этого дома? Какая архитектурная мысль воплотилась в том, что мы видим на нижнем снимке?

Ответ кроется, возможно, в следующих словах Ольги Ивановны Ляпушкиной. Она рассказывает о шадринских купцах прошлого и позапрошлого века: «Сейчас люди невоспитанные какие-то стали. А раньше наши шадринские купцы старались брать пример с лучших образцов. Они ездили в Петербург, Москву, многому учились, выписывали хороших мастеров, читали… И всё привозили в родной город».

За последний год, работая над этой темой, я просмотрела много фотографий Шадринска разных времён у местных жителей, в музее и в госархиве. Не все они помещены в фотоальбом «Прошло сто лет…», но у меня создалось стойкое впечатление о характере изменения жизни за последние 100-120 лет. В царские времена жизнь была не только хорошо устроена внешне, но и дух был какой-то здоровый, спокойный и размеренный. Во всём чувствовалась тишина, красота, ухоженность, основательность и сила.

Потом настали советские времена. Разруха, равнодушие, дисгармония, убожество. Сила тоже есть, но эта сила создаёт нечто нелепое, безвкусное, некрасивое.

Потом пришёл 21-й век. Новые технологии, новые возможности, новые деньги, новые горизонты. Однако подспудно во всём чувствуется обман: технологии вредят здоровью людей, материалы ненатуральные, душевности в постройках нет, за редким исключением.

Я бы об этом молчала, как о своём частном мнении. Но удивительным образом похожие мысли услышала в фильме Леонида Парфёнова «Цвет нации» (2014 г.). Спасибо Светлане Ильяшенко, что посоветовала посмотреть. Создатель фильма, стоя у могилы царского фотографа проф. С.М. Прокудина-Горского под Парижем, говорит: «Мы, нынешние русские, не от ЭТИХ. 100 лет – невелик, вроде, срок, а случился разрыв цивилизаций; и ОНИ для нас – древняя Россия. Мы – не от неё, а от советской…»

Ольга Тимофеева.

Начало XX века. Ул. Михайловская, северо-западный угол при пересечении с ул. Мещерской. Справа – дом Александра Матвеевича Ка́рны. Он держал магазин школьно-письменных принадлежностей и игрушек. Вход был с улицы, с парадного крыльца. Трудно представить, что на нижнем снимке – этот же самый дом.

Март 2014 г. Угол ул. Михайловской и Володарского (бывшей Мещерской), д. 17. Дом А.М. Ка́рны расширен за счёт ворот, надстроен полный 2-ой этаж, поэтому мезонин с балконом отсутствует. В этом здании располагалась мастерская музыкальных инструментов, позже, в советские времена, – кожгалантерейная фабрика. Левее одноэтажный деревянный дом сохранился в прежнем виде, перестроена только крыша и вставлены пластмассовые рамы.

Написать комментарий