До и после: дом Егора Мальцева

Читателей ожидает маленькая мистификация. На первый взгляд может показаться, что на этой паре фотографий изображён один и тот же дом, но с временно́й разницей в сто лет. На самом деле эти дома разные, хоть и похожи, как близнецы-братья.

Дом на северо-западном углу улиц Октябрьской и Розы Люксембург (нижнее фото) очень хорошо сохранился. Многие шадринцы на протяжении ряда лет ходили сюда платить «за электричество». Ещё сто лет простоит, и больше.
Часто спотыкаешься, когда надо произнести некоторые названия наших улиц; приходится произносить трудные сочетания согласных в нерусских фамилиях: Роза Люксембург, Карл Маркс, Карл Либкнехт – да и не напишешь сразу! В звукосочетаниях: -бкн-, -хн-, -рг-, -рл-, -ркс- и др. – русскому уху слышится какофония. Да и какое отношение имели эти многоуважаемые революционные деятели к зауральскому городу Шадринску? Для русского языка характерны полногласные сочетания, когда за согласным звуком следует гласный: голова, город, короткий, берег, молодой, золото и т.д.

Почему бы не вернуть нашим улицам прежние осмысленные названия? У чиновников обычно один «убедительный» аргумент для отказа: на переименование надо много денег, а взять их негде. Что удивительно: когда не только улицы, но и целые города с лёгкостью переименовывались вслед за смертью очередного партийного лидера советских времён – вопроса о деньгах не возникало. Почему-то всё дурное делается быстро, с напором, а всё доброе встречает разные препятствия, на него всегда нет денег.

Ох уж эти деньги… С них и начинался наш проект в № 27 «Исети» под заголовком «Кто мешает бизнесу?» Многие писатели говорили о деньгах как о страшилище: Э. Золя, Гёте, Н.В. Гоголь. Николай Васильевич писал: «Всё, что нужно для этого мира – это приятность в оборотах и поступках и бойкость в деловых кругах». Он сетовал, что в этом мире герой – это тот, кто из всего умеет извлечь деньги, иначе ему нет удовольствия от жизни. И Святые отцы всегда восставали против сребролюбия, как идолослужения. Конечно, не сами по себе деньги – зло; а то, как мы к ним относимся.

Не пожалеете, если прочитаете рассказ М. А. Колмогорцева (1921–2009 гг.) «Опечатка» в его сборнике «Тальниковый дым» (1999). Михаил Александрович работал деканом филологического факультета нашего пединститута и рассказывал, как ребятишки его поколения (это в 1920-1930-е гг.) ломали голову над тем, почему «Клара» — женское имя, а «Цеткин» — мужская фамилия (без окончания –а). Этот сборник рассказов – неоценимый источник для школьников, изучающих литературное краеведение.

Что же касается сегодняшних фотографий – в следующей публикации всё встанет на свои места.

Ольга Тимофеева.

Начало XX века. Ул. Михайловская. Справа – дом Александра Матвеевича Ка́рны (поляк), на северо-западном углу при пересечении с ул. Мещерской (ныне ул. Володарского). См. его современный вид в следующей публикации.

Май 2014 г. Похожий дом, но другой: и балкон, и окна несколько отличаются от верхнего снимка, хотя общее расположение деталей дома одинаковое. Северо-западный угол улиц Октябрьской и Р. Люксембург. Вид на ул. Октябрьскую; раньше называлась улицей Октябрьской революции; а ещё раньше, с 1899 г., улицей Со́снинской; а ещё раньше – улицей Земляной, т.к. по плану 1807 г. являлась северной границей города, по ней проходило укрепление – земляной вал. Справа – дом по ул. Р. Люксембург, д. 11, гостиница, бывший дом Егора Мальцева. Вдали – пустующий цех телефонного завода.

Написать комментарий