До и после: дом и заводик Андрея Давыдова

Жилой дом Андрея Давыдова находился (приходится писать о нём в прошедшем времени!) по ул. Октябрьской, бывшей СОснинской (ударение на –О).

Виктория Николаевна Иовлева пишет: «Не зная математики и точных наук, самородок Давыдов мог изготовить любую шестерню, учил своих учеников всему, что знал и умел сам, с охотой и добродушно. И литейному, и модельному делу по дереву, и точить, и ковать. Сам работал у вагранки, был мастером на все руки. (…) На моей памяти в жилом доме Давыдовых размещался завком профсоюза, партком, комитет ВЛКСМ, редакция газеты «Автоагрегат», библиотека. В производственном здании – клуб, до постройки современного Дворца культуры. (…) а с южной стороны, с ул. Октябрьской, дом имел широкое венецианское окно в форме стилизованной буквы «Д», но сейчас его переделали» («Шадринск и его обитатели», с. 47-48). Это окно в прежнем виде можно видеть на первой фотографии.

Сегодняшние эти три снимка отражают неповторимое лицо Шадринска в прошлом. Интересно, что будет воздвигнуто на этом месте? И смогут ли бедные ворота, памятник архитектуры, вписаться в новую постройку?

Ольга Тимофеева.
Февр. 2015 г.

1940-60-е гг. Клуб ШААЗа: завком, партком, библиотека. До 1917 г. – жилой дом Андрея Ивановича Давыдова (правое «венецианское» окно стилизовано в виде буквы Д). Во дворе дома – чугунно-медно-литейный заводик по ремонту сельхозтехники: жнеек, молотилок и пр. Давыдов был самоучкой, мастер на все руки; обучил многих учеников своему делу: здесь отливали ступки, пестики, решётки-колосники, печные заслонки, каминные плиты, шестерни и др.

Январь 2014 г. Жилой дом по ул. Октябрьская, д. 13. Фигурное окно заменено простым прямоугольным. Каменные ворота еле держатся. То, что и ними стало в январе 2015 г. – мы видели в прошлом номере. Хотя официально было заявлено, что «ворота нуждаются в реставрации».

3 февраля 2015 г. Ул. Октябрьская, д. 9. Кирпичные ворота – памятник архитектуры г. Шадринска. Охраняется государством. Слева был дом, принадлежавший А.И. Давыдову. Решётки на воротах спилены, осталась одна слева.

Шадринск столетней давности застраивался не отдельными домами, а целыми усадьбами. Эти усадьбы занимали иногда целый квартал: дом, сад, огород, баня, хозяйственные постройки, иногда магазин, мощные склады или небольшое производственное помещение – в зависимости от рода занятий хозяина. Таковой была и усадьба Андрея Ивановича Давыдова: рядом с домом – небольшой чугунолитейный заводик.

Дом и каменные трёхчастные ворота, построенные в 1880-1890-х гг., были темой предыдущей публикации. А сейчас мы видим этот же дом со стороны ул. Крестьянской, до 1920 года называвшейся ул. Казанской. Это фотография 2014 года. Сегодня всё порушено, как мы видели на второй фотографии в статье от 17 февраля 2015 г. («Исеть», с. 10).
В прошлом году дом ещё стоял, можно видеть, как выглядела эта усадьба и 60 лет назад, – второе фото.

О заводе и его хозяине пишет В.Н. Иовлева: «Это были мастерские с кузницей и литейкой, обслуживали весь Шадринский уезд по ремонту сельскохозяйственных машин: жнеек, молотилок и пр. Здесь отливали ступки, пестики к ним, решётки-колосники, печные заслонки, каменные плиты, шестерни и другие запасные детали сельскохозяйственных машин («Шадринск и его обитатели», с. 47). А.И. Давыдов «охотно обучал молодёжь (Б.А. Губина, А.П. Белозерцева). Из его рабочих вышел и Молодцов, впоследствии сам открывший сельскохозяйственные мастерские (завод имени Второй пятилетки – Полиграфмаш). А.И. Давыдов «организовал у себя профсоюз. Он был честным, справедливым человеком» (Шадринские улицы», с. 42).

То, что это был уникальный дом, говорит и то, что он неоднократно привлекал к себе взгляды местных художников. Например, у Веры Пахотиной есть картина «Усадьба А.И. Давыдова» (см. фото ниже).

По архитектурно-строительным меркам не так уж долго простоял дом с усадьбой. Ведь дом – это не брёвна или кирпичи. «Каждый дом являл собой образец жизни и нравственных устоев его хозяина», — пишет Василий Константинович Перунов в «Очерках истории строительства и предпринимательства в Шадринске в 18-20 вв.» (с.4). И дальше: «Интерес к истории нашего жилища, организации среды обитания появился не сегодня, он существовал постоянно. Памятники зодчества – источник богатой информации о жизни общества» (с. 28). «За эти годы традиции провинциального строительства были разрушены беспощадно, как и вся самобытная жизнь» (с. 25).

В «Очерках» В.К. Перунова можно подробнее прочитать и о судьбе Молодцовых: Григорий Иванович был выходцем из деревни Осеевой. Основанные им в 1898 году слесарные мастерские называли в Шадринске «Молодцова завод». Сын Григория Ивановича, Андрей, занимался не только в мастерской отца, но и работал на осеевской земле. В 1930 году Григорий Молодцов, «будучи уже стариком, был раскулачен, выселен из своего дома и доживал свой век в бедности. А его сын, Андрей Григорьевич, талантливый мастер по установке, контролю и ремонту крупнотоннажных весов, долго работал в Шадринске» (с. 21).

Понятно, что разрушенной усадьбы уже не вернёшь, но хотелось бы остановить дальнейшее уничтожение памятников истории и архитектуры. Выгода и деньги не всё решают в этой жизни, есть ещё понятие красоты и исторической ценности. Действительно, что имеем – не храним, потерявши – плачем.

Ольга Тимофеева.
Март 2015 г.

1960-е гг. В центре – бывший дом Давыдова с чугунолитейным заводиком. Встройка между заводиком и жилым домом была сделана уже автоагрегатным заводом в 1960-х гг. Вдали – Николаевская церковь и Спасо-Преображенский собор. На месте деревянных домов на переднем плане в настоящее время построена пятиэтажка.

Январь и апрель 2014 г. Вид на бывший дом и заводик Давыдова с ул. Крестьянской. Между 9-этажками виднеется Николаевская церковь.

Вера Пахотина. «Усадьба А.И. Давыдова»

Написать комментарий