До и после: Дом профсоюзов – стоматология

Здание современной стоматологической поликлиники с южной стороны уже фигурировало в нашем проекте. На этом кадре оно – с восточной стороны. До 1917 г. это был торговый дом Алексея Саввича Мазо́ва (ударение на втором слоге).

Как-то я спросила у Виктории Николаевны Иовлевой: «А как Вы установили такое ударение в шадринских фамилиях, какое было до революции?» Она ответила: «Я общалась со старожилами Шадринска: Донских, Пашкевичами, учителями прежних гимназий. Они были живыми свидетелями и знали, как произносились эти фамилии в Шадринске: МазОв, ТреухОв, СОснин и др.».

Вот что пишет Виктория Николаевна о здании стоматологии: «Здесь до 1910 годы был клуб приказчиков, называемый «Чайной». С войны – фабрика имени Володарского. Рядом, где комиссионный магазин (а сейчас – вход в стоматологию – прим. О.Тимофеевой), торговал мануфактурой И.И. Куликов. В бывшем жилом доме Мазова сейчас факультет дошкольной педагогики ШГПИ (бывшая школа № 16 и № 8) (а сейчас – художественно-графический факультет, дом № 98, рядом по ул. Октябрьской – прим. О. Тимофеевой). Здесь в общежитии пединститута жили студентами В.П. Тимофеев (с какой теплотой он вспоминает о том времени!) и Л.П. Осинцев, которому посвящено стихотворение его сокурсника и друга Виталия Баева «Вот дом, где арка и ворота…» (В.Н. Иовлева «Шадринские улицы». – 2002 г. – С. 89). И сегодня мы видим, что и жилой, и торговый дом МазОва имеют арки. А если спуститься в магазин «Стрекоза» на углу дома, то можно полюбоваться прекрасным просторным подвалом этого дома.

В 1966 г. верхняя фотография подписана «Здание правления профсоюзов». Кто-то из шадринцев там, возможно, работал.
Как хорошо, что дом не снесли, а отремонтировали! Он стоит на высоком месте и сохраняет в себе дух наших предков. Хорошо бы ещё и угловое окно на первом этаже восстановить в прежнем виде.

Один мой знакомый, потомственный москвич, знающий столицу как свои пять пальцев, говорил о Шадринске: «У вас такой старинный уникальный город, с такими неповторимыми купеческими строениями, что вам надо брать деньги только за то, чтобы вы разрешили нам ходить по этим улицам!» А мы не ценим: «Рухлядь, надо снести!»

В Европе уже, однако, научились: отремонтировали свою старину, создали там удобные условия для жителей (хотя, конечно, им приходится что-то терпеть без привычных современному человеку удобств!) – и собирают ежедневный добровольный налог с нашего брата-туриста. Европейцам, правда, легче, потому что у них не было такой 70-летней разрухи, как у нас после 1917 года, когда здания лишились своих хозяев, а «общественный» – значит «ничей». Но если есть пример такого бережного отношения к своему историческому прошлому у наших соседей, то хорошо бы этому учиться, перенимать опыт, «переносить в свой удел». Мы же часто перенимаем у Европы всякое безобразие типа распущенных нравов и ювенальной юстиции.

У нас бывает так: повесили на дом табличку: «памятник архитектуры» – и забыли о нём: пусть ветшает, разрушается, пусть страдают люди, которые в нём живут или работают: пол проваливается, с потолка течёт, а отремонтировать по-своему нельзя – памятник! Видимо, помогать надо не только словом, но и делом, материально. Равнодушие – губительное явление.

Ольга Тимофеева.

Конец 1966 г. Здание правления профсоюзов. Ещё сохранялись кованые ставни на окнах первого этажа.

Сентябрь 2014 г. Юго-восточный угол ул. Комсомольской и Октябрьской (д. 94). Городская стоматологическая поликлиника с 1972 г. А «Стрекоза» здесь выглядит как-то странно…

Написать комментарий