До и после: Шадринск, вид с дамбы

На переднем плане фотографии Шадринска столетней давности мы видим временную насыпь через реку Исеть. Первый постоянный мост был построен только в конце XIX века.

Панорама города видна очень отчётливо: слева вдали – Покровская церковь, правее – Спасо-Преображенский собор. В тюремном замке (справа от собора на переднем плане) после 1917 г. был ночлежный дом, а с 1934 г. – филиал агропедтехникума. Сейчас это жилой дом. За ним видна пожарная каланча. Сзади и слева за тюрьмой – дом Фетисовых.
Отрадно, что в последнее время появилась надежда на восстановление Спасо-Преображенского собора. Уже упоминалось, что центральную часть иконостаса выполнил известный русский художник академического направления Е.С. Сорокин (1821-1892). Вот что писал об этом иконостасе Ф.А. Бронников из Италии в письме в Шадринск 4 января 1898 года: «Мне было бы жаль, как бы не погибли образа в иконостасе, в соборе, писанные моим покойным другом Е.С. Сорокиным. У Вас там некому ценить этих образов, но собор обладает сокровищем, которое не во всякой церкви бывает даже в столицах, и стоит это сокровище десятки тысяч рублей».

В советское время успели сбросить колокола и уничтожить колокольню, а сохранению самого храма мы обязаны Владимиру Павловичу Бирюкову, который обратился к И.В. Сталину с просьбой заступиться за собор, предотвратить его разрушение. Колокола увезли на Синарскую станцию и переплавили, кирпичи от колокольни использовали для промышленного строительства.

О довоенных годах в Шадринске вспоминает Нина Александровна Маркова: «Помню, как вечерами мы слушали звон колоколов. В городе же было тихо. Мы прислушивались: вот где-то далеко-о-о, это на кладбище звонят, потом на Владимирской, потом на Покровской, на Фроловской зазвонят, в Николаевской. Потом ударит колокол Собора – и заглушит все остальные колокола. Это был очень большой колокол… Помню, как с Собора снимали колокол. Когда его сняли, он наполовину ушёл в землю. Мы все ходили смотреть. Потом его откопали и увозили уже зимой. К гусеничному трактору присоединили деревянные сани, погрузили колокол, повезли. Но колокол был такой огромный, что трактор провёз его всего один квартал – а дальше не мог. Отцепили сани, не тянет трактор. И так колокол простоял до весны. Потом его куда-то всё-таки увезли».

В.П. Бирюков приложил много усилий, часто безуспешных, чтобы сохранить и другие памятники архитектуры: домик с колоннами Фетисовых (разрушили, остался только на фотографиях), Покровскую церковь, которая и простояла-то всего около полувека, но была разобрана как «ветхая и старая». Интересно, что ДК ШААЗ у нас тоже недавно отметил полувековой юбилей. Хоть он и не является памятником архитектуры, но было бы удивительно разрушить его как устаревший. Понятно, что за всем этим стояла идеология, ненависть, страх быть обличаемыми совестью за разбой и беззакония, творившиеся после 1917 года.

Современный снимок панорамы Шадринска, сделанный весной 2014 года, не очень радует глаз. Поэтому полюбуемся ещё и картиной современной художницы Анны Викторовны Обуховой «Шадринск», написанной примерно с этого же места. Кусты изображены здесь как романтическое зелёное облако, в котором плывёт церковь.

Ольга Тимофеева.
Март 2015 г.

Начало XX века. Вид на Шадринск с реки.

Апрель 2014 г. Фото с дамбы. Русло Исети заросло. Справа от собора двухэтажный жилой дом – бывшая тюрьма.

Обухова А.В. «Шадринск» (фото с выставки в краеведческом музее).

Написать комментарий