Географические песни Шадринского края

Географические песни Шадринского края как пример народных географических представлений.

Исследование фольклорного жанра географической песни с точки зрения его географического содержания на фоне сокращения первоисточников, связанного с исчезновением носителей устной фольклорной традиции, остается весьма актуальным.

Народные географические представления, отраженные в географической песне, являются неотъемлемой частью перспективного направления современной общей географии – географии культурных ландшафтов. Не менее важно это направление и в культурной географии – наиболее динамично развивающейся отрасли современной социально-экономической географии. Таким образом, выбранная нами тема «Географические песни Шадринского края как пример народных географических представлений» является одной из наиболее актуальных тем общей географии ввиду отсутствия подобных исследований в шадринском краеведении. Наша работа может послужить началом нового направления в исследованиях Шадринского Приисетья.

Цель работы: Изучить феномен географической песни Шадринского края как отражение народных географических представлений.

Задачи: Познакомиться с публикациями традиционного народного фольклора Шадринского края. Выделить как жанр географические песни. Классифицировать географические песни как элемент устного народного творчества и источник географической информации.

Впервые термин «географическая песня» появился в трудах Дмитрия Константиновича Зеленина (1878 -1954) в начале XX века. Автор рассматривал географическую песню как жанр устного фольклора северных губерний России. В 1980-х годах исследование географической песни Поволжья и Русского Севера произвел Владимир Николаевич Калуцков.

Географическая песня – фольклорный текст с ярко выраженной компонентой реального географического пространства. Такие тексты должны содержать топонимы, этнонимы, антропонимы. Географические песни всегда связаны с определенной территорией и ее населением, реальное пространство в них сочетается с его восприятием различными группами населения. Географическая песня – внутреннее народное описание пространства, идущее от его жителей – носителей определенной культурной традиции. В географической песне выражено субъективное восприятие реального географического пространства определенной группой населения: этнос, субэтнос, жители одного города, односельчане и т.п. [2] Ранг географической песни зависит от ее ареала – территории упомянутой в тексте. Выделяют: страновые, региональные, субрегиональные и локальные географические песни.

В нашем исследовании особое внимание уделено субрегиональному и локальному рангам географических песен как наиболее точному с точки зрения народной географии.

Географические песни с географической точки зрения можно разделить на ландшафтные – образно передающие особенности ландшафта территории и описательно-маршрутные, в которых с краткой характеристикой перечисляются значимые объекты местности, как правило, поселения. [3]

Ландшафтные географические песни Шадринского Приисетья

Материал для анализа ландшафтных представлений коренного населения Шадринского края взят из работ фольклориста Веры Николаевны Бекетовой, в том числе неопубликованных из ее личного архива и профессора Курганского государственного университета Валентины Павловны Федоровой.

Перепады высот в коротких текстах частушек подчеркиваются широко распространенным народным термином «гора», которым часто именуются объекты, не имеющие отношения к горам, например склон правого берега долины Исети.

На Осеевской горе
Кролики боролись.
У осеевских ребят
Брюки распоролись. [1]

Текст отражает иллюзию, создающуюся при взгляде на правый, осеевский, берег Исети с левого шадринского берега. Другой текст также подчеркивает перепад высот равнинного Приисетья.

Черемиска стоит низко,
Комария на горе.
Мы с милёночком рассталися
На утренней заре. [1]

Особенность пространства близкого к реке или озеру отражена в следующих текстах.

Мы в Макарову ходили
Кочками да кочками.
Нас старухи отлупили
Тонкими жердочками. [1]

Мы в Травяночку ходили
Кочками да кочками.
Мы травянских ребят
Задарим платочками. [1]

Состояние дорог и особенность дорог пролегающих в низине стала ландшафтной основой для следующего народного текста.

По Нижневской дороге
Все бугры да ямы.
А нижневские ребята –
Чисто обезьяны. [1]

В другом тексте указывается на песчаный состав грунтов, отразившийся на состоянии дорог.

Как никольская дорожка
Вся усыпана песком.
Повезут дружка в солдаты –
Я заплачу голоском. [1]

Несколько текстов иллюстрируют состояние малых рек равнинного Зауралья, нередко пересыхающих в летний период. Состав грунтов ярко подчеркнут народным термином «обвалистый», а рельеф берегов описан с применением народных терминов «пологие» и «отлогие», имеющих одинаковую эмоциональную окраску и ландшафтный смысл.

А Мироновка-река,
Сами знаете кака:
Берега обвалисты,
Ребята задавалисты. [1]

А в Бугаевой река
Сами знаете кака:
Берега пологие,
Ребята длинноногие [1]

Голодеевка – река
Сами знаете, кака:
Берега отлогие,
Ребята кривоногие. [1]

Иные термины использованы для иллюстрации текста о транзитной реке Исети, в отдельные сезоны года наиболее полноводной реки Курганской области.

Прощай-ка, Исеть,
Берега крутые.
Прощай, дорогой,
Глазки голубые. [1]

Несколько текстов географических песен-частушек подчеркивают характер грунтов типичных для черноземной зоны, обильно впитывающих и удерживающих влагу талых вод, летних и осенних дожей.

По Завьяловой ходить –
Грязи по колено.
Завьяловских любить
Мама не велела [1]

По Маслянке ходить –
Грязи по колено.
Маслянцев любить
Мама не велела. [1]

В Красну Ниву заходить –
Грязи по колено.
Краснонивинских любить –
Надо брать полено. [1]

Многократным повторением термина «леса» подчеркивается обширность Иковского-Илецкого бора – крупнейшего массива сосновых лесов Курганской области, лежащего на междуречье Исети и Тобола.

От Малиновки до Иковки
Леса, леса, леса.
Не советую, подруженька,
Тебе любить бойца. [1]

В данном тексте также указано на размещение в данном лесном массиве военной части.

Как видно из приведенных текстов, народная ландшафтная терминология, используемая в ландшафтных географических текстах, не отличается разнообразием, часты дословные повторы удачных по мнению авторов и исполнителей, понятных словосочетаний.

Маршрутные описательные географические песни Приисетья

Наиболее короткими текстами являются простые перечисления поселений субрегиональные по охвату территории.

Ячменева, Коврига,
Борова, Сергеева,
Красномылье, Тюрикова,
Полева, Осеева
. [1]

Текст отражает последовательность поселений вдоль дороги, существовавшей еще в середине XX века, в настоящее время не используемой, так как асфальтированное шоссе, строительство которого завершилось лишь к 1984 году, прошло значительно выше по поверхности второй надпойменной террасы долины Исети. В тексте упоминается деревня Боровая, сселенная в 1960-х годах. В отсутствие карт данный текст является своеобразной устной картой маршрута от деревни Ячменевой до Шадринска.

Как бы продолжением вышеприведенной частушки является уточняющая:

Тюрикова, Полева,
Осеева, Туманова
,
Не пускайте на вечерку
Васю Чемоданова. [1]

В данном тексте добавляется деревня Туманова, но при этом нарушен порядок перечисления поселений все того же правого берега. Возможно, это связано с большей локализацией текста или с необходимостью подбора рифмы под конкретного персонажа Васю Чемоданова.

Особую группу составляют описательные – маршрутные географические песни, в которых перечисляются поселения в соответствии с определенным маршрутом, при этом каждому поселению или его жителям дается краткая характеристика, нередко ироничная, иногда основанная на противопоставлении реальной характеристики жителей подчеркнуто негативным определением. Эти произведения, не имея ландшафтной основы, являются своеобразными устными народными путеводителями, позволявшими при их исполнении выстраивать мысленный маршрут, удерживать его в памяти и при необходимости восстанавливать или даже вносить изменения. Наиболее простой маршрут песни, в которой упоминаются характеристики занятий женского населения, приведен ниже.

А где каки девушки:
А ешо-то где каки голубушки?
Шадрински – калашницы;
А осеевски – кисельницы.
Тарабаевски – квас продавать,
Тумановски – рукавицы вязать,
Мыльновски девки – ягодницы,
Воробьевски – сухарницы…
Коврижские – коренья копать,
Ячменевские – себя заедать.
Замараевски – платошницы… [6]

Маршрут песни осложняется частыми переходами с одного берега Исети на другой, однако, учитывая, что на рубеже XIX – XX веков, мостов технологически связанных с мельничными плотинами, а также оборудованных бродов , пригодных для перехода и переезда гужевым транспортом через Исеть было значительно больше, этот осложняющий фактор теряет свою актуальность.

Весьма сложным оказался маршрут песни приведенной ниже. Смысловым центром всей схемы является упомянутое в конце текста восхваляемое, в отличие от других поселений, село Сосновское (Сосново).

Ай вот черемны псы – вот агапинцы,
Кому рано вставать – то груздевенцам,
Толстоборы зипуны – баклановски мужики,
Сини бабьи рукавицы – скородумские девицы.
Кому шорстка бить – медвежанцам,
Шляпы катать – могиленцам,
Кринки делать – чувашенцам,
Морды плести – кайгородовцам,
Кому рыбу ловить – тарабаевцам,
Через Исеть перевозить – осеевцам,
Картофь садить – барнёвцам,
Смирно жить – бакальцам.
Кому мыло варить – то хлызовцам,
А капусту да редьку возить – погорельцам.
Огурцы же продавать – тумановцам,
Бор рубить – мысниковцам,
Пашню делить – сухринцам,
Вином опивать – замараевцам.
Подкорытовским мужикам,
Стародавним дуракам
Нову веру открывать,
Двоеданство размножать.
Зато мальцевски ханжи
Староверы тихи.
Где найдёшь воров-мастеров –
То канашских молодцов.
Они выпрягут-впрягут
И в ухабе сберегут.
Кому песню петь – подгороженцам,
Оторговать и обсчитать – шадринцам.
Сосновски молодцы
Шёлковые голубцы.
Сосново на красе,
По три ленточки в косе. [5]

Попробуем расшифровать характеристики поселенцев. Загадочными остаются значения первых двух характеристик: черемный должно означать «рыжий». А вот почему груздевенцы должны рано вставать, пока не ясно, возможно значительная часть мужского населения указанного поселения занималась извозом. Тем более что поселение располагалось в непосредственной близости от активного в XIX веке Сибирского тракта. Зипун – самодельный крестьянский кафтан, баклановская волость славилась своими кустарями-швейниками. «Шорстка бить» – изготовление войлока. Производство войлочных шляп и валенок было широко распространено в селе Могильном (с 1964 года Глубокое). Мысниковцы – жители села Мысниково (в XX веке Мыльниково). Сухринцам пашню делить – в тексте отражена многолетняя тяжба с Далматовским монастырем, граница владений которого проходила вблизи села Сухрино. Подчеркнута особенность старообрядческих поселении: Подкорытовой и Мальцевой. Особое место в тексте отведено Шадринску и его деревням-спутникам: Тарабаевой, Осеевой, Хлызовой, Погореловой (Погорелке), Бакалде. Маршрут, стремясь охватить все большие пространства, как будто вновь возвращается к Шадринску, по-видимому, во время создания текста Шадринск и расположенные в его окрестностях деревни уже были экономическим и культурным центром Приисетья.

Наиболее загадочен маршрут следующей географической песни.

Шутина – на ниточке,
Шевелёво – на верёвочке,
Катайско – на всех вожжах.
Плетнёвцы – пельмени варить.
Боровляне – татар материть.
Черемисино – обутки носить.
Чернояры – рыболовники,
Вернояры – богомольники,
Далматовцы – косые дубасы.
В Притыкиной – арбузы садить,
В Ганиной – по дворам ходить,
В Затече – онучки сушить.
Марково-то на косе, на басе,
По три ленточки у девушек в косе.
Ключевляне-те – богаты мужики.
Песьянцы – тулупы носить,
Чегилево во самом бору,
В Юндовой-те – бор набирать,
Савиловски девки – кросна рвать. [6]

Не удалось восстановить расположение нескольких исчезнувших деревень: Чигилева, Юндова, Савиловская. Неясно расположение деревни Ганина, так как вблизи Далматово такая деревня не известна, а Ганина вблизи Шадринска очень далеко от других перечисляемых в песне поселений. Объяснения требуют некоторые термины: дубас – разновидность сарафана из домотканого материала. Онучки – часть обуви – обертка для ноги. Кросна – ткацкий станок, «кросна рвать» – портить основу полотна, характеризует неумелых мастериц. Из общего ряда характеристик выбивается описание Чегилево, основанное не на указании на занятия его жителей, а на ландшафтной особенности села – «во самом бору».

Нами рассмотрены примеры текстов географических песен Шадринского Приисетья, осуществлена попытка систематизации обнаруженных текстов географических песен. Произведен анализ географического значения текстов.

Географические песни Шадринского Приисетья отражают реальное географическое пространство в его интерпретации создателями и исполнителями текстов. Иллюстрируют систему народных географических терминов и значение объектов реального пространства для носителей устной фольклорной традиции. Тема народного ландшафтоведения Шадринского края требует дальнейшего изучения и осмысления.

Список использованной литературы:
1. Пойте, девушки, припевушки/ Собиратели и составители В. Н. Бекетова и В. П. Тимофеев. – Шадринск: Издательство Шадринского пединститута, 1995. – 180с.
2. Зеленин Д. К. Географическая песня //Вестник воспитания. 1904. №4. Разд. 2-4. С.91-94.
3. Иванова А. А. , Калуцков В. Н. Географическая песня в традиционном культурном ландшафте России. – М.: Издательство ПФОП, 2006. – 212с.
4. Калуцков В. П. Ландшафт в культурной географии. – М. : Новый хроногаф, 2008. –320с.
5. Осинцев Л. П. Заиграл полубаян…: Краеведческие очерки. – Шадринск: Издательство ПО «Исеть», 2003. – 132 с.
6. Федорова В. П., Миронова Л. А., Тихонова Л. Б., Фаткулина Л. В., Янко М. Д. Фольклор и литература Зауралья. Учебное пособие для учителей и учащихся (5 – 11 классы). Часть I. – Курган: Издательство «Зауралье», 2000.


Вейцман Анастасия Александровна,
МКУО «Лицей № 1», 9 кл.

P.S. Из сборника «Приисетье в пространстве и времени», выпущенного по итогам VI этнолого-краеведческой конференции, посвящённой памяти М.Г. Казанцевой (3 октября 2014 г.).

Написать комментарий