Городской романс Шадринского края

На протяжении уже более чем десяти лет Центр русской народной культуры «Лад» г. Шадринска Курганской области занимается сбором материалов о традиционной культуре русского населения Зауралья. Значительную часть этой деятельности представляют собой ежегодные комплексные фольклорно-этнографические экспедиции, проводимые в различных селах Курганской области. Результатом экспедиций является собрание архива фольклорных текстов и аудиозаписей их исполнения. Собранный материал имеет и практическую ценность – значительная часть его используется при проведении праздников годового календарного круга, при организации концертов и фестивалей народной песни, при воссоздании семейных обрядов.

Песенный фольклор удается обнаружить в разной степени сохранности: обрядовые проголосные песни зачастую утрачены, тогда как разнообразные шуточные и плясовые песни, в том числе «Сентитюриха», бытуют во многих селах.

Одной из задач ежегодных комплексных фольклорно-этнографических экспедиций Центра русской народной культуры «Лад» является сбор местного песенного фольклора. Еще в конце 1990-х годов фактически в каждом селе был свой фольклорный коллектив, исполнявший народные песни, но буквально за один десяток лет ситуация резко изменилась. Все меньше остается в деревнях носителей фольклора, все меньше сохраняется в их репертуаре народных песен. Репертуар самодеятельного сельского коллектива сегодня состоит не столько из старинных проголосных песен и романсов, а в большей степени песен середины ХХ столетия, иногда периода гражданской войны. Наряду с ними поются и совсем современные песни, услышанные по радио или по телевизору. Так в рукописных тетрадях рядом с текстом «Отец мой был природный пахарь» появилась песня «Ты лети, голубок, в поднебесную высь» из российского сериала начала XXI века.

Одним из популярных и по сегодняшний день в репертуаре фольклорного коллектива является жанр городского романса. Такие песни фиксируются почти в каждой фольклорно-этнографической экспедиции во всех районах Курганской области. Термин «романс» исторически возник в Испании и первоначально обозначал светскую песню. Распространившись в других странах, термин стал обозначать как стихотворение, предназначенное для музыки, так и жанр вокальной музыки. Русский классический романс первоначально исполнялся на французском языке, он получил широкое распространение в начале XIX века и быстро стал одним из ведущих жанров, отражая характерные для того времени тенденции: обращение к внутреннему миру человека и к сокровищам народного искусства. С середины XIX века разделяются пути классического романса и романса бытового, рассчитанного на певцов-любителей, исполняющих на родном языке.

Городской романс – это разновидность романса, активно бытовавшая как фольклор в России конца XIX- первой половины XX века. Под этим термином подразумевают романс, возникший в городской среде, в чем заключается его главное отличие от классического, «высокого» романса, созданного профессиональными композиторами на слова профессиональных поэтов. Отличительной чертой городского романса является его популярность и общедоступность, соответствие вкусам широких кругов городского населения вплоть до песен городских окраин.

Среди разновидностей городского романса можно назвать мещанский, цыганский, жестокий и сентиментальный романсы.
Русский народ издавна любил песни, повествующие о судьбе человека, о подвигах солдат, о неразделенной любви, передающие настроение, несбыточность чувств и трагизм ситуации. У городского романса, как правило, нет заглавия. Его роль обычно выполняет первая строка или строка рефрена.

Основными отличительными признаками городского романса являются:
— сюжет о неразделенной любви;
— представление лирического героя о самом себе, как о бывалом человеке;
— характерная расстановка персонажей, где Он – страдающий влюбленный, Она – недостижимая возлюбленная;
— нагнетание эмоционального напряжения.

На первый план в городском романсе выходит недостижимость поставленной цели. Как правило, в песне говорится о неразделенной любви и ошибочном выборе, предательстве или невозможности быть вместе с любимым человеком, о разлуке или ревности, мести сопернице или сопернику.

В ходе экспедиционной работы сотрудниками Центра «Лад» было зафиксировано довольно большое количество романсов, бытовавших или бытующих по сей день на территории Курганской области в репертуарах самодеятельных коллективов и отдельных исполнителей. Значительное количество романсов было зафиксировано в ходе экспедиции в с. Мехонское Шатровского района. Среди них варианты широко известных романсов «Зачем я тебя полюбила» и «Стаканчики граненые».

Зачем я тебя полюбила
И душу тебе отдала,
На свете все позабыла,
Счастье с тобой не нашла.
Смотрите вы, добрые люди,
Что сделал злодей надо мной:
Сорвал он с розочки цветочек,
Сорвал и стоптал под ногой.
Зачем же ты топчешь ногами
Безвинную душу мою?
Тебя же ведь после накажут,
Злодей, за измену твою.
Не шейте мне светлое платье –
Оно мне совсем не к лицу,
А шейте мне желтого цвета,
Я с милым в разлуке живу.
[1]

Стаканчики граненые
Упали со стола,
Упали и разбилися –
Разбита жизнь моя.
Стаканчики граненые
Все, больше не собрать.
Про жизнь мою несчастную
Кому бы рассказать?
Любила я мужчину,
И он меня любил,
Но надо ж так случиться –
Любил и разлюбил.
Мужчины, вы, мужчины,
Неверные сердца,
Вы любите словами,
А сердцем – никогда.
[1]

Концовка романса «Стаканчики», зафиксированного в с. Верхняя Теча Катайского района имеет другое содержание:

Тебе, миленький, дорога,
И мне открытый путь,
Ищи себе другую,
А про меня забудь.
[2]

В жестоком романсе выделяют чуть больше десятка основных сюжетов. Отличаются они друг от друга главным образом причинами трагедии, а выбор концовок и вовсе невелик: убийство, самоубийство, смерть героя от горя либо смертельное горе. Ярким примером может служить романс, зафиксированный в с. Верхняя Теча, героиня которого решает покончить жизнь самоубийством:

Старик высокий, черноокий,
А я как розочка цвела.
Старик дарил мне все подарки:
Браслеты, кольца, жемчуга.
Да я по глупости не знала,
Брала подарки старика
И незаметно все влюблялась
В его, седого старика.
Отец узнал, прогнал из дома,
А мать навеки прокляла.
А я пошла по той дороге
И повстречала старика,
И обняла его рукою:
«Старик ты мой, а я твоя».
Он оттолкнул меня ногою:
«Уйди, девчонка, от меня».
И я опять пошла дорогой,
Котора к линии вела,
И долго, долго я стояла,
И долго поезда ждала.
Вот мчится поезд по уклону,
И я на линию легла,
И загубила жизнь младую
Из-за седого старика.
[2]

Отличительной чертой бытового романса является его общедоступность, соответствие музыкальным и эстетическим вкусам широких кругов городского населения. Известный романс «Кирпичики», например, описывает реалии быта и жизни горожан:

На окраине, где-то в городе,
Я в рабочем селе родилась.
Лет семнадцати, горемычная,
На кирпичный завод нанялась.
Трудно было мне время первое,
А когда проработала год,
За веселый гул, за кирпичики
Полюбила я этот завод.
На заводе там Сеньку встретила.
Как, бывало, заслышишь гудок,
Руки вымою и спешу к нему,
Материнский накинув платок.
Вот пришла война буржуазная,
Озверев, взволновался народ,
И по винтику, по кирпичику
Растащили наш этот завод.
[1]

Однако немало и романсов, описывающих деревенскую жизнь, например «Катюшка-пастушка»:

По деревне бродит стадо овец,
И пасет их Катюшка-пастушка,
И понравился ей укротитель зверей –
Чернобровый красивый Андрюшка.
[1]

Зачастую в текстах романсов оказывается утраченной традиционная песенная символика, упрощается язык, допускаются даже грамматические ошибки, поэтому многие исследователи расценивали растущую популярность городского романса как падение народной песенной культуры.

Кончил курс своей науки —
В дом родительский попал,
Просил отца благословенья,
Которого отец мне не дал.
Друзья, пред вами сознаюся —
Сестру родную полюбил,
Всегда преследовал за нею,
Всегда к любви ее склонял.
Однажды зашел к сестре в спальню,
Тихонько двери открывал,
Упал пред нею на колени,
Сказал: «Сестра люблю тебя!»
Сестра от жалости сказала:
«Люблю, люблю, браток, тебя».
И шумно двери отворились,
Заходит грозный наш отец.
Глаза сурово засверкали,
Бросает взор свой на детей:
«Уж вы, дети мои, дети,
Зачем пролили кровь мою?
У нас в законе того нету,
Чтоб брат родной любил сестру.
Ведь дочь, тебя еще прощаю,
Сыночка я в тюрьму сошлю».
[1]

В зачине городского романса, как правило, указывается определенное место и даже время. Это могут быть некие отдаленные территории («Заброшен судьбою в далекие края»), экзотические страны и города («В далеком селенье Кавказа»), или, напротив, обыденные провинциальные декорации: маленький город, узнаваемая всеми русская провинция. Таковы романсы «Маленький домик на юге», «На окраине, где-то в городе», «Как во нашей во деревне»:

Как во нашей во деревне, во веселой слободе
Жил молоденький мальчишка, не женатый, холостой.
– Дозволь, тятенька, жениться, дозволь взять, кого люблю.
Отец сыну не поверил, что на свете есть любовь:
– Есть на свете много девок, можно каждую любить.
Отвернулся сын, заплакал, больше слова не сказал,
Да отвернулся сын, заплакал, больше слова не сказал.
[1]

Городскому романсу свойственны конкретика, описание бытовых деталей, он показывает некий реальный случай из жизни, воспоминания очевидца. К таковым относится и романс «В далеком селенье Кавказа». Сюжет песни типичен: встреча девушки с неким мужчиной, сыгравшим роковую роль в ее жизни:

В далеком поместье Кавказа
Девица Тамара жила.
Гуляла она на приволье,
Гордилась своей красотой.
Вот с нею случилось несчастье,
В апреле-то, ранней весной.
Тамара в кино собиралась,
Одела как надо пальто.
Вот с ней человек повстречался,
Он в кепке, в суконном пальто.
Тамара мужчину не знала,
Не знала, что с ним говорить,
Тамаре он внес предложенье
До дому ее проводить.
От нервности сердце дрожало,
В сомненье горело лицо.
Тамара, подумав, сказала:
«Пожалуйста», — только и все.
Он зверски над ней надругался,
Измучил, оставил одну,
Но милая добрая Тома
Недолго блуждала в лесах.
Тамара была уже дома
В печали, тоске и слезах.
[3]

Большая часть зафиксированных текстов исполняется от имени героини или от третьего лица, хотя нередки и романсы, ведущие повествование от лица мужчины. Среди таковых песни «Заброшен судьбой в далёкие края», «Это было давно, лет семнадцать назад», «Кончил курс своей науки».

Заброшен судьбою в далёкие края,
Лишён драгоценной свободы.
И так пропадёт вся юность моя,
Пройдут все лучшие годы.
Вне воли сижу, на волю гляжу,
А сердце так жаждет свободы.
Я помню тот день, как в тюрьму вели,
Как будто с родными расставался.
Я вижу толпу любопытных людей,
Все смотрят с каким то укором,
Как будто бы я злодеем был,
Разбойником, плутом и вором.
Девчонки, бабёнки сгубили меня,
Во что вы меня превратили?
Да разве для вас злодеем я был,
Что дому меня вы лишили?
Друзья вы мои, не судите меня,
Быть может, и с вами случится:
Сегодня герой, а завтра с семьёю
Быть может, придётся распроститься.
[4]

Достаточное широкое бытование городского романса в среде современных исполнителей народной песни можно объяснить близостью тематики и содержания этих песен реалиям жизни исполнителей. Например, романсы тюремной тематики попали в репертуар информантки в период нахождения ее в заключении. Таковы упомянутый выше романс «Заброшен судьбою в далекие края» и «Голова ты моя удавалая»:

Голова ты моя удавалая,
До чего же ты меня довела?
Для чего же меня мамонька родила,
Для чего же меня создал Господь,
Для чего ж я сижу за решёткой,
И тюремную жизнь воспитать?
День и ночь я сижу одинокий
И неволи не вижу конца,
Только злая кручина-забота
Иссушила меня молодца.
Я умру на тюремной постельке,
Похоронят меня кое-как,
И родные меня не узнают,
Не придёт, не расплачется мать.
Только буйные ветры продуют
Над несчастной могилкой моей.
[5]

Исполняться подобные произведения зачастую могут не только мужского, но и от женского, с заменой местоимений и эпитетов, как в романсе «Голова ты моя удавалая»:

День и ночь я сижу одинока (одинокий),
И неволе не вижу конца,
Только злая кручина-забота
Иссушила меня молодую (молодца).
[5]

Городской романс и по сей день пользуется популярностью. И основная причина такого интереса со стороны слушателей и исполнителей в том, что этот жанр вышел из фольклорного творчества. То есть ему присущи прочные корни, связанные со своим народом, его обычаями и традициями. Сюжеты романсов о несчастной любви (измена, предательство, разлука, смерть любимого) находят параллели и сравнения с реальной жизнью самих исполнителей или их знакомых. Это позволяет говорить о том, что жанр городского романса, вероятно, еще в течение долгого периода времени сохранится в репертуаре исполнителей народной песни.

Мещерякова Елена Вадимовна,
Центр русской народной культуры «Лад».

P.S. Из сборника «Приисетье в пространстве и времени», выпущенного по итогам VIII этнолого-краеведческой конференции, посвящённой памяти М.Г. Казанцевой (4 октября 2016 г.).

Примечания:
1. Архив МБУ «Центр русской народной культуры «Лад». «Экспедиция в с. Мехонское Шатровского р-на Курганской области, 2007 г.».
2. Архив МБУ «Центр русской народной культуры «Лад». «Экспедиция в с. Верхняя Теча Катайского р-на Курганской области, 2009 г.».
5. Архив МБУ «Центр русской народной культуры «Лад». «Экспедиция в с. Вознесенское Катайского р-на Курганская области. 2002 г.».
3. Архив МБУ «Центр русской народной культуры «Лад». «Экспедиция в г. Катайск, Курганская обл. 2005 г.».
4. Архив МБУ «Центр русской народной культуры «Лад». «Экспедиция в д. Ушаково, Катайского р-на Курганской области, 2005 г.».

Написать комментарий