Как испытывали шадринские снаряды

Из архива_ГАШ_Р_472_1_68_00020Как известно, в годы Великой Отечественной войны инструментальные цеха №2 и №3 Шадринского автоагрегатного завода имени Сталина работали по заданию Народного Комиссариата среднего машиностроения, выпуская взрыватели для мин и бронебойные снаряды для противотанковых пушек. В Государственном архиве в г. Шадринске нам удалось найти любопытные документы, помеченные грифом «секретно» — это объёмные отчёты по испытаниям снарядов, выпускаемых нашим заводом в1942 и 1943 годах, ныне, разумеется, рассекреченные.

Однако немного истории. Весьма сложная международная ситуация второй половины 30-х годов XX века (наращивание мускулов со стороны нацистской Германии на Западе и милитаристской Японии на Востоке) требовала от Советского Союза ускоренного развития военной промышленности. В этой связи только за период с 1936 по 1939 годы производство артиллерийских боеприпасов в нашей стране выросло в 8,9 раз — а именно, 13,4 млн. штук в год против прежних 1,5 млн в год. На тот момент в СССР работали 12 заводов по производству боеприпасов, но уже в 1939 году было принято решение построить ещё 29.

В это время в Шадринске подобного предприятия, конечно, не было (цеха завода имени Сталина будут эвакуированы в наш город в конце 1941 года). Тем не менее, быстро увеличивающееся количество заводов привело к возникновению серьезной проблемы, связанной с полигонными испытаниями боеприпасов и новых орудий. Арт-полигоны, работающие под Ленинградом и Москвой, с нарастающим объёмом работ категорически не справлялись, поэтому было решено создать шесть новых , среди которых был и Уральский артиллерийский полигон (ныне Нижнетагильский институт испытания металлов ).

Для обустройства полигона, который обслуживал так называемый «уральский куст» оборонных предприятий, была проложена специальна просека длиной 15 км. Первый испытательный выстрел на Уральском арт-полигоне прозвучал 1 октября 1939 года, а уже совсем скоро принимал для испытания снаряды Шадринского автоагрегатного завода имени Сталина.

В Шадринском архиве сохранились две папки отчётов по испытаниям 37-миллиметровых бронебойно-трассирующих снарядов для зенитной автоматической пушки образца 1939 года. Это орудие было разработано советским конструктором М.Н. Логиновым, за основу которого он взял шведскую 40-миллиметровую пушку «Бофорс». Такие орудия часто устанавливались на самоходные зенитные установки и, в основном, использовались для борьбы с вражескими штурмовиками, пикирующими бомбардировщиками, истребителями-бомбардировщиками, а также широко применялись в качестве противотанковых орудий.

В виду большого дефицита бумаги, характерного для военного времени, отчёты выполнялись на листах различного качества — вплоть до копирок, однако необходимо отметить, что читаемость документов достаточно хорошая. В каждом из отчётов указывалось: наименование испытуемого снаряда; номер чертежа; номер партии; завод-изготовитель; характер испытания (на кучность, на пробиваемость бронированной плиты, на функционирование ведущего пояска и т.д.); количество снарядов, прибывших на полигон; количество произведённых выстрелов; краткое описание мишени; характеристика заряда.

Так, например, испытание снарядов на кучность предполагало проведение выстрелов по вертикальному щиту на дистанции 1000 метров. После чего замерялись вероятные отклонения выстрелов и сравнивались с требуемыми в чертеже. Испытание на пробиваемость подразумевало стрельбу по бронированной плите толщиной 40 мм. После этого специалисты полигона тщательно анализировали, сколько корпусов прошили плиту насквозь, сколько застряло в ней (и до какого предела), сколько пробоин соединилось, сколько корпусов не найдено и т.д. Отстрел корпусов снарядов на испытание надежности и правильности функционирования ведущего пояска производился по обычному ящику с ветошью, находящемуся на расстоянии 45 метров от дульного среза пушки.

В некоторых случаях был необходим так называемый пристрелочный выстрел (реже больше) для чего выделялся снаряд из запасов Уральского артиллерийского полигона. Всего выстрелов могло быть от 15 и больше, причем их количество зависело от характера испытания. Каждый отчёт заканчивался заключением полигона, в котором указывалось является результат испытания удовлетворительным или нет. Заключение также могло быть дано после дополнительного отстрела снарядов, либо после проведение меньшего количества выстрелов, если результаты оказывались явно неудовлетворительными. В последнем случае указывались причины: например, низкое качество термической обработки корпусов снарядов (слишком мягкие). Также своё согласие или несогласие с заключением арт-полигона высказывал военный представитель Главного Артиллерийского Управления Красной Армии (ГАУ КА), подпись которого непременно стояла в конце документа.

Газета «Автоагрегат».

Владимир ЗЛОДЕЕВ.

Фото из Шадринского архива.

Написать комментарий