Мужская состязательная традиция Среднего Урала

(Этнографический обзор)

В последнее время необычайную популярность набирают исследования, посвященные гендерной проблематике. Но исследователи традиционно уделяли внимание преимущественно женщинам и «женскому». «Мужская» тематика оставалась на задворках этих исследований и рассматривалась в основном как отражение «женского». Ввиду малой разработанности проблематики, связанной с мужественностью, указанная выше тема представляется чрезвычайно актуальной.

Вячеслав Печняк

Состязательность играет важную роль в становлении гендерной идентичности индивида. Состязательность – понятие, включающее в себя стремление превзойти окружающих, создать, включиться и победить в любом виде соревнования. Широко это понятие используется для культуры античности. Для древнегреческого общества состязательность имела большое значение. А.И. Зайцев отметил, что «древнегреческое общество принадлежало, во всяком случае, от гомеровской до классической эпохи, к категории обществ, в которых важное значение имела установка индивида на то, чтобы превзойти окружающих в достижении своих жизненных целей» (1). Однако, древние греки не являлись исключением в этом плане. У всех народов земного шара существует состязательность. Она является неотъемлемой частью культуры любого общества и человеческой психологии в целом. Здесь можно говорить о некоторых состязательных способах человеческого существования. В центре этого противоборства и находится человек. Также в понятие состязательности входят и различные формы физических состязаний спортивного характера: кулачные бои, борьба и её разновидности, скачки, палочные бои, взятие снежного городка, драки, игры в чижа, чику, бабки. Разнообразные виды состязаний, характерные для всех без исключения народов, возникли в глубокой древности как элемент физической подготовки для успешной охоты, ведения военных действий, охраны соплеменников, собственности и т.д. Они становились неотъемлемой частью традиционной культуры этносов.

В качестве составной части традиционной культуры русских многие элементы состязаний сохраняются до наших дней. Одним из важных элементов в мужской воинской культуре, отражающим ментальность русского человека, являются рукопашные состязания. Состязательность пронизывает все сферы общества, создавая пространство для индивидуальной и коллективной жизни. Она содержит не просто природное влечение, но активную борьбу за жизненное пространство, будь это личная свобода индивида или благосостояние общества. В этой борьбе проявляется уже не столько природная, инстинктивная агрессивность, которая замыкается в рамки ритуала, здесь обнаруживаются различные формы состязательности, которые можно назвать превращенными формами агона — это конкуренция в экономике, борьба за власть в политике, борьба за любовь в интимной сфере, состязательность в доблести и т.д.

Для культуры русских, как и для большинства мировых культур, также характерна состязательность, проявляющаяся в различных физических формах мужских состязаний спортивного характера (праздничные кулачные бои, борьба и т.д.) и игры «в войну» (2), перерастающую в перманентное противостояние (двор на двор, деревня на деревню, деление по «концам» и улицам), а также на бытовом уровне (противостояние мужчина-женщина, состязание соседей и т.д.).

Игры. Традиционные мальчишеские игры – это начало освоения мальчиком мужской гендерной модели. Основу такой «подготовки» составляли игры с палкой, такие как лапта, медведь (с колышка), в попа (попа-гоняла), городки, рюхи, чиж, муха, банки-палки и т.п. Для самих респондентов существовала явная связь между приобретением сноровки, мужской дееспособности и участия в разного рода играх и физических состязаниях: «Как в армии-то служить будешь? Ни в лапту, ни в муху, ни в чижа не играл ни разу, никакой сноровки!.. Мы вот, всё детство, то на шпагах бились, то в чижа, то в муху. Как долбанешь лаптушкой – так полетит, ээээх… Так-то меж собой не боролись и не дрались никогда, а вот паньшинским как бывало нахлестаем…» (3). Одним из основных видов оружия у крестьян были палица, кол, тростка (небольшая палка), которыми лихо орудовали молодые люди на праздничных боях. Софийская летопись приводит следующую легенду об обычае палочных боёв: «…И требища разори и Перуна посече и повеле въврещи в Волхов. И повязавше ужи, влечахуть и по калу, биюще жезлием и пихающе… и вринуша его в Волхов. Он же (идол Перуна), пловя сквозе великый мост, верже палицю свою, рече: «На сем мя поминают новгородскыя дети» (ею же и ныне безумнии убивающеся…)» (4). Игры с палкой были призваны научить мальчиков владеть ею, развивая меткость, скорость и умение регулировать силу удара. Также нарабатывался навык основной связки в кулачном бою – «1-2».

Драки. Драка являлась своеобразной формой общения, цель которого– выяснение позиций и силы разных молодежных групп. Проходили драки на праздники, тогда когда был повод придти в чужую деревню. Сценарий драки был, как правило, следующим. Группа неженатых парней приходила на праздник в чужую деревню, при этом начинала вести себя особым образом – их приход сопровождался ритуальными бесчинствами: они притворялись пьяными, заходили в избы, пели непристойные песни и частушки, везде оставляя за собой хаос (5). Такой пьяный кураж и ритуальные бесчинства, демонстративная агрессивность являлись атрибутом праздничного поведения «добра молодца» – ухажера и жениха. Такая личина всегда необходима при наличии зрителей: девушек либо соперников-парней. После этого начиналась драка. Победой считалось прогнать партию противника из деревни или с улицы: «…раньше девок не хватало и дрались из-за них – как пойдем в другую древню, так драка …если драка началась, то у какого- нибудь соседа огорода нет … молодежь только начинает драку, а потом бородачи выходят, потом все мировую пьют – — по голове не били, нельзя было…» (6). В большинстве своём, драки были прерогативой неженатой молодежи и выступали своеобразной формой взаимодействия между молодыми людьми. При изгнании одной из ватаг победители имели право ухаживать за девушками. Если же обе шайки пили мировую, то шли вместе веселиться, и при определенных обстоятельствах всё могло повториться вновь.

Однако, в некоторых селах Среднего Урала драка приобретала характер более похожий на «стеношный бой» или «свалку». В деревнях Кочнево и Желонки Камышловского района драка приобрела некоторую форму игры «в войну»: «…дрались кочнёвские ребята с ребятами из Желонок; ребятишки бегали болеть – эта драка шла с незапамятных времён; старики тоже болели…» (7). Иногда заранее перед дракой засылали детей для затравки, после чего уже приходила молодежь, а иногда и взрослые. Сам участник указывает на давность этой традиции. На вопрос была ли какая-то взаимная ненависть, опрашиваемый ответил отрицательно. Напротив, респондент отмечал, что молодежь с обеих деревень (Кочнево и Желонки) могли собираться и проводить время вместе. Всё это указывает на игровой характер. Это «стародавняя вражда» воспринималась как игра, смысл которой уже забыт её участниками.

Техника ударов в драке была одновременно проста и действенна. Парни старались запутать соперника, для того чтобы открыть место для нанесения удара правой рукой. Часто использовалась связка «1-2», где левая рука производила отвлекающе-упреждающее отмашистое движение, а правой наносился удар с размаху.

Борьба. Еще одной из крупных составляющих состязательной традиции является борьба. Борьба была не только праздничным состязанием, но и досуговым. Это был и самый разнообразный вид состязания. Он насчитывал множество видов и полуигровых форм. Основные виды борьбы классифицировал А.В.Грунтовский:

— «В крест» («в схватку», «в обхват») – силовая борьба, иногда без техники ног. Главное условие: не разрывать захвата до окончания борьбы, что имело мистический смысл.
— «Не в схватку» – борьба с произвольными захватами и работой ног, что близко к самбо. Часто продолжалась и на земле.
— «Об одной ручке» («За вороток») – борьба с захватом одной рукой за ворот и другой рукой в произвольном положении без захвата. Допускалась работа ног.
— «На рукавках» – вариант «не в схватку».
— «На опоясках» – вариант «в схватку», при котором на борцах были надеты опояски для возможности фиксированного захвата (8).

Таковы основные виды борьбы, но помимо них существовало огромное множество полуигровых форм борьбы: «цыганская борьба», «покойника подымать», «груз подымать», «на лодке кататься» и т.п., а также забав на равновесие: «петушиться», «куликаться», «кобылу учить» и т.п (9).

Провокация, содержащая в себе скрытую угрозу, одна из распространенных форм мужского поведения, находила отголосок и в борьбе. Так со словесного соревнования нередко начиналась физическое. В данном типе состязаний часто используются провокации как начало соревнования. Молодые вступают в борьбу со взрослыми после неоднократных поддевок. Самый распространенный способ вызвать на состязание – сравнение мужчины с женщиной. После такого взрослый мужчина был просто обязан выйти, дабы подтвердить свой статус и посрамить обидчика, которого в случае проигрыша выгоняли из мужской компании (10). Для потерпевших неудачу существовали специальные наказания.

Далеко не всегда поединки начинались провокаций. На съезжих праздниках «боротье» начиналось после всякого рода увеселений, мужчины расходились на две стороны, каждая из которых высылала по борцу для поединка. После борьбы победитель остается, к нему выходит другой борец. Как правило, самых сильных борцов выставляют в самом конце, по ним и судят, чья взяла. Сторона победителей ликует и насмехается над проигравшей стороной (11).

Наряду с вышеприведенными видами борьбы были распространены и другие силовые соревнования игровой формы – «пытать силу», в которых использовались и отрабатывались отдельные её элементы.

Наименее распространенным видом в Урало-Сибирском регионе была борьба «не в схватку». Она встречается почти по всей территории Свердловской и Челябинской областях. Но подробной информации о правилах и приёмах на данный момент не установлено.

Как правило, данное состязание проходило на гуляниях в престольные или праздники весенне-летнего цикла: Троица, Кузьмин день, Петров день, Ильин день, Фролов день. «…там вот Тихвинска была, у нас был Ильин день и в Марковой Ильин день, Троиса была у нас и в других деревнях, – на круга ходили мы, на круга соберутся…мужики, а тут борются опеть, мужики борются, много насобиратся, круг большушшой, народ стоит смотрит на их…» (12).

Борьба «не в схватку», «на вольную» велась свободными от фиксированного захвата руками.

Борьба «в схватку». Самым распространенным видом данной борьбы была поясная борьба. Борцовские поединки на поясах были известны и в средневековой Руси. Их изображение есть на барельефе Дмитровского собора во Владимире (XII в.) и «Златых вратах» Рождественского собора в Суздале (XIII в.) Частое упоминание в фольклоре захватов «за шёлков пояс», «поперёк живота», «под пазушки», «поперёк хребта», «под мышки», «под плечи» даёт основание говорить о распространении поясной борьбы у восточных славян.

Поясная борьба имела множество разновидностей, различавшихся по способу завязывания пояса на теле. В соответствии с этим менялось положение рук и фиксированного захвата. Мы не будем подробно останавливаться на рассмотрении этих вариантов, а лишь отметим основные.

Русская поясная борьба знает две разновидности схватки на поясах: с подножкой и без подножки. В Сибири вели борьбу со стационарным захватом за пояс, а после падения на землю вели вольный поединок, цель которого перевернуть противника на спину и прижать лопатками к земле, удерживая его при этом определенное время (13).

Разновидностью поясной борьбы является «борьба на опоясках». Опояска — это вытканный пояс, являющийся частью традиционной одежды. Ее надевали поверх рубахи или верхней одежды. В праздничных состязаниях опояской служил пояс или полоска ткани шириной около 20 см и длиной более 2 м, перекинутая через плечо, скрученная на боку и повязанная вокруг талии. Иногда вместо опояски могли использовать всё, что попадалось под руку. Это детали упряжи — «постромка», чересседельник, вожжи либо ремень и солдатская портупея. Одной рукой борцы держались за лямку, перекинутую через плечо, другой за скрутку или узел на боку: «…в праздники боролись на поясах, надевали поясной ремень через плечо, чересседельник, брались двумя руками, ходили по кругу, стараясь уронить друг друга…» (14). При отсутствии подручного инструмента, заменяющего опояску, хват делали за пояс (ремень, карман брюк, одежду на боку, ногу до колена, штанину) и воротник (плечо до локтя, рукав, карман, шею, одежду на спине или груди). В таком положении велась борьба: «…у нас Кузьмин день был 14-го июля…кочнёвские, талицкие, таушканские – ходили на луг – боролись всяк со своим возрастом, и свои, и приезжие участвовали…боролись по двое; седельниками их свяжут, они возьмутся и ходят, который которого оборет – кто упал, тот проиграл; верёвку завязывали наискосок и вокруг пояса, одной рукой брались за пояс (за бок), другой за шиворот…» (15).

Состязания в борьбе проводились в праздники, будни, выходные и торгово-ярмарочные дни, приуроченные к календарному циклу. Интенсивность состязаний менялась в связи с проведением сезонных сельскохозяйственных работ или погодными условиями. Характерными местами проведения были центральная площадь, на которой располагались церковь, магазин или правление, перекресток дорог за деревней, поляна в роще, возвышенность, берег реки, озера, пруда. В будние дни взрослые могли устроить состязания в поле во время отдыха или возле магазина в ходе долгой очереди. В городах борьбу проводили чаще всего по воскресеньям и церковным праздникам, которые были законными выходными (16). Борьбу устраивали летом на лужайках возле питейных заведений, которые были обычным местом сборов рабочих и выполняли роль клубов для целого района.

Накал и азарт поединка мог быть такой, что болельщики начинали устраивать ставки на победителя. Иногда борцы в частном порядке делали ставку на себя в момент схода на поединок с другим «борщиком»: «Ставлю четверть, что моя победа!». Если он проигрывал, за него мог выйти его товарищ, оглашая «я на выкупа», «борюсь на выкупа» или «я стоймя», что означало «выкупаю его своей ставкой» или «встаю за него» (17).

Горбунов Б. В. отмечает шесть признаков деления на противоборствующие партии: территориальный, профессиональный, сословный, конфессиональный, этнический, и их сочетания (18). В Западной Сибири преобладали следующие принципы деления:
— территориальный – состязались мужчины разных концов населенного пункта («конец на конец»), село на село, сельсовет на сельсовет;
— территориально-профессиональный — борьба солдат разных подразделений и родов войск, призывников из разных вагонов;
— этнопрофессиональный — борьба солдат разных национальностей, например узбеков с русскими;
конфессиональный — борьба старообрядцев (староверов, двоеданов, оброчных, кержаков) с православными (мирскими). Данный вид борьбы был характерен для представителей обоих религиозных течений православия;
— этнотерриториальный — русские и зыряне;
— территориально-этноконфессиональный — борьба представителей русской и татарской деревень.

Как правило, поединок начинался со словесной затравки и, как и в случаях с кулачными боями, физического сталкивания взрослыми малышей побороться. Начинали состязания с детей и так доходили до взрослых мужчин: «…в праздники собирались на лугу, боролись, сперва заставляли бороться маленьких, потом подходят большие…» (19). Затем следовали безличные словесные вызовы на поединок: «Ну что, поборемся!», «Борщик есть!?» – или личные вызовы: «Пошли бороться!», «Поборемся!?». Словесный вызов мог сопровождаться потряхиванием на вытянутой руке второй опояски. В конце поединка победитель под крики «Ура!» снимал свою опояску и швырял ее вверх.

Существовали две тактические системы проведения поединка:

каждый за себя;
коллектив на коллектив.

Сам же поединок проводился по принципу «один на один, на победителя». В первом случае одна пара борцов боролась один раз. Во втором победитель оставался в кругу, к нему выходили следующие участники и так до тех пор, пока победитель сам не будет повержен на землю. По свидетельству участника поясной борьбы на Среднем Урале, количество соперников доходило до 40 человек в порядке очереди: «…в праздники боролись на поясах… считали, сколько человек победил: «Вали тридцать первого! Вали тридцать девятого!»…» (20).

Условия победы в каждом случае оговаривались. При борьбе коллектив на коллектив противными сторонами выступали какие либо из указанных групп, каждая из которых по очереди выставляла своего борца. Выигравшая партия получала одобрительные похвалы односельчан и возможность продолжить праздник за накрытым столом. Проигравшие парни уходили под укоры и насмешки девушек. Прославленные борцы пользовались большим авторитетом и доверием на селе. Как правило, их честное ведение дела, сила и смекалка проявлялись в труде, деловых и личных отношениях. Поэтому односельчане старалась их выдвигать на важные для всей общины должности (21).

Итак, из приведенного выше мы можем заключить, что рукопашные состязания имели огромное значение в мужской состязательной культуре русских. Широкое разнообразие различных форм противоборства и их варианты свидетельствую о высоком уровне развития народного воспитания мужчины. Эти виды противоборства являются, по всей видимости, рудиментами подготовки защитника общины, которые приобрели форму развлечений вместе со схождением на нет роли ополченца. Именно рукопашные противоборства являются наиболее ярко выраженной составляющей состязательной традиции в культуре русских. Именно в них выражается постоянная проверка себя и окружающих на дееспособность.

Печняк Вячеслав Александрович,
Центр традиционной народной культуры Среднего Урала,
г. Екатеринбург.

1. Зайцев А.И. Культурный переворот в Древней Греции 8-5 вв. до н.э. СПб, 2001. С. 81
2. Горбунов Б.В.Игра «В войну» в народной традиции (по материалам Рязанского края). (Электронный ресурс), [Режим доступа на 5.05.13]: http://www.buza.ru/text.php?cat_id=9&text_id=19
3. ПМА, д. Марково, Горноуральский городской округ, Захаров Е., 1955 г.р.
4. Софийская I летопись. ПСРЛ, V. — СПб., 1851, с. 121.
5. Софийская I летопись. ПСРЛ, V. — СПб., 1851, с. 121.
6. c.Бутка, Талицкий р-н, Свердловская обл. ЭФ-0362-4. Фонд СОДФ.
7. с.Кочнёвское, Камышловский р-н, Свердловская обл. ЭФ-0712-18. Фонд СОДФ.
8. Грунтовский А.В. Русский кулачный бой. – СПб., 2001. — С. 63.
9. Морозов И.А., Слепцова И.С. Мужские игры и развлечения на Русском Севере.// Мужской сборник. вып 1. Мужчина в традиционной культуре. – М., 2008. – С.212,215.
10. Морозов И.А., Слепцова И.С. Мужские игры и развлечения на Русском Севере.//Мужской сборник. вып 1. Мужчина в традиционной культуре. – М., 2008. – С.210.
11. Там же. С.211.
12. с.Усениново, Туринский р-н, Свердловская обл. ЭФ-0121-9. Фонд СОДФ.
13. Александров А.В. Русская борьба «На опоясках»: генезис, техника, терминология, классификация. С.5 [Электрон. Ресурс] Режим доступа: http://www.ipdn.ru/rics/va/private/a8/C-163-173-Aleksandrov.pdf (дата обращения: 05.10.2010).
14. д.Желонки, Камышловский район, Свердловская обл. ЭФ-0380-38. Фонд СОДФ.
15. д.Ерзовка, Камышловский район, Свердловская обл. ЭФ-0703-14. Фонд СОДФ.
16.


P.S. Из сборника «Приисетье в пространстве и времени», выпущенного по итогам VII этнолого-краеведческой конференции, посвящённой памяти М.Г. Казанцевой (2 октября 2015 г.).

Написать комментарий