Об архитектурных традициях Шадринска

В наше инновационное время особенно важно не растерять традиции, которые нас объединяют, укрепляют каждую семью, организацию, город, страну. Моя малая Родина тоже имеет свои традиции. Сегодня поговорим о традициях в архитектуре исторической части города, оформляющей уникальное лицо Шадринска.

Об архитектурных традициях Шадринска

Прежде чем что-либо строить — слушайте город, прежде чем что-либо сносить — слушайте сердце.
Норман Фостер,
британский архитектор

Еще пока не привычно думать о том, что Шадринск лишен статуса исторического города. Быть может, с этим нельзя будет свыкнуться вообще, потому что для коренных горожан, Шадринск наполнен историей — значимыми артефактами и событиями, энергией творческих личностей, обессмертивших его имя. А главное, город – хранитель памяти о нашем детстве. В этом контексте исторический статус Шадринска неоспорим. В чем он сохраняется и проявляется? Конечно же, в культурно-историческом наследии, выступающем для города, пожалуй, единственным ресурсом развития. Ни экономика Шадринска, ни его природные богатства в виде минеральной воды не могут стать отправной точкой на пути преодоления депрессивности города, т.к. по отношению к этим ресурсам мы, горожане, разобщены и лишены чувства хозяина. Ни одно из крупных предприятий не принадлежит городу, богатая целебными свойствами минеральная вода используется городом как ресурс на один процент. Почему только культурно-историческое наследие может вытянуть город из последних строк рейтинга привлекательности? Да потому что именно история и культура города принадлежат нам, горожанам, всем без исключения, живущим и работающим на этой территории. Это то, что цементирует наше городское сообщество, делает нас шадринцами, позволяет создавать бесчисленные социальные связи между простыми горожанами, бизнесом и властью. И самым весомым и наглядным воплощением статуса «исторический» является архитектура города.

В Шадринске, оформившемся как торгово-посреднический город, есть исторический центр – старейшая часть, которая отображает его развитие и рассказывает о социокультурном прошлом и настоящем. Традиционно с начала XIX века эта часть города (в связи с указом императрица Екатерины II о замене «случайной» градостроительной системы «разумной») застраивалась в соответствии с архитектурным планом, в основании которого легли классицистические принципы: гармония, упорядоченность и простота форм, геометрически правильные объемы; ритм; уравновешенность планировки, четкие и спокойные пропорции. Уличный фронт создавался сплошной линией фасадных плоскостей, устойчивых и повторяемых композиционных схем. Кстати, не только жилые дома, но и подсобные помещения — капитальные склады, амбары, кладовые участвовали в формировании архитектурного лица Шадринска, будучи выдвинутыми на красную линию улиц. Ведущими постройками «золотого века» шадринской архитектуры (конец XIX-начало ХХ вв.) – стали дома усадебного типа, отличающиеся профессионализмом в исполнении. Проектировщики много заботились о внешнем облике зданий – развивалась домовая резьба, которой украшали все детали дома (наличники, карнизы, балкончики, лестничные входы, перила, ворота и ограды). Как указано в документе «Проект зон охраны памятников истории и культуры г. Шадринска» от 2001 года, «каждый дом являл собой образец жизни и нравственных устоев его хозяина. Большинство гражданских построек Шадринска возводилось мастерами-практиками по уже существующим аналогам». Также в данном документе отмечается, что к началу ХХ века в Шадринске сложилась местная архитектурная традиция.

Ведущим стилевым направлением этого времени стала эклектика – смешение «кирпичного» и «русского» стилей. «Кирпичный стиль» — условное обозначение строений периода эклектики в России (конец XIX века), для которых характерна замена лепных украшений и штукатурки декором из нештукатуренного кирпича. В основе «русского» стиля лежит использование традиций древнерусского зодчества и народного искусства, а также ассоциируемых с ними элементов византийской архитектуры. Это своего рода стилизация русского архитектурного наследия. Однако, несмотря на эклектичность архитектуры города конца XIX — начала XX веков, можно выделить доминирующие элементы в оформлении зданий, и, прежде всего, тех, которые дошли до наших дней и стали эстетической нормой лика Шадринска – это то, что мы сегодня называем классикой.

Мой знакомый, несколько лет назад побывав в Риме, восторженно сообщил по возвращении, что «в Шадринске есть такие же здания, как в Риме!» А мой коллега однажды отметил, что «Шадринск – это маленький Петербург». У этих выводов есть основания. Мы видим, что лучшие образцы архитектуры Шадринска были созданы с опорой на классические традиции – строгую, нормированную, элитную художественную систему, обращение к которой говорит о статусности культуры города, интеллектуальной и эстетической просвещенности горожан. Исторический центр Шадринска был монолитен, у города, можно сказать, выработалась осанка благодаря этому «архитектурному остову». И мы были частью великой архитектурной истории, традиции, рожденной в эпоху Античности, а после возрожденной Ренессансом в западноевропейской культуре и утвержденной в качестве градостроительного канона императорской Россией.

Отдельно хочется отметить, что осуществлявшаяся в Шадринске перепланировка в XIX веке проводилась с большим тактом к пространственной системе города — не изменялись места доминант, не искажался усадебный характер застройки. К сожалению, сегодняшняя перестройка города лишена эталонов и должного контроля и со стороны административных органов, уполномоченных его осуществлять, и со стороны общественности, которая равнодушно взирает на множащиеся пустыри в исторической части Шадринска, на высокие заборы, уместные для дачных окраин, но никак не для центра города, на зачастую безвкусные новостройки, насмехающиеся над архитектурными традициями. Символом нашего равнодушия к архитектурному облику Шадринска можно считать полуразрушенные и обессмысленные каменные трехстворчатые ворота по ул. Октябрьской, 9, осиротевшие несколько лет назад. Как памятник архитектуры они обречены стоять без усадьбы, с которой они составляли единое целое и которая исчезла с карты города, попав в списки ветхого жилья.

Что в итоге?

Снос каждого дома – это уничтожение фундамента, на котором держится память города, состоящая из истории каждого дома, каждой семьи, когда-либо жившей в нем. Это отчуждение от традиций Шадринска, которыми город должен гордиться. Уже нет домов, связанных с памятью И.Д. Шадра, Ф.И. Бронникова, К.Д Носилова. Изуродован и потерял ценность как объект культурно-исторического наследия дом, где жил В.П. Бирюков. Вынесен приговор дому священнослужителя, математика Первушина. Разрушение визуального культурного наследия приводит к тому, что на наших глазах вырастает новый Шадринск – чужой, не знающий цену истории, порождающий новый тип горожан, не имеющих привязанности к своей малой родине, желания бороться за нее, улучшать и возвращаться сюда…

Надежда Ланцевская,
кандидат культурологии, доцент.

Написать комментарий