Орнаментика ткачества Приисетья

Традиционный орнамент, сохранившийся в тканых изделиях русских старожилов Приисетья, наверное, самая интересная и малоизученная часть женской ремесленной культуры. Орнаментировались очень многие изделия: предметы быта из дерева (ткацкие станки и их отдельные части, прялки, кухонные принадлежности, детские колыбели), из бересты (короба и туеса), костюм и тканые изделия. Орнаменты использовали самые разнообразные: растительные и геометрические, зооморфные и антропоморфные.

Сегодня же мы остановимся на одном из самых древних – геометрическом орнаменте. Геометрический орнамент характерен для многих народов не только связанных между собой родственными отношениями, но и проживающими по соседству. С.В. Иванов, один из самых известных исследователей геометрического орнамента, отмечал: «Совершенно очевидно, что в данном случае нельзя усматривать причину сходства орнаментальных мотивов только в родстве народов, в культурных связях и влияниях, в господстве той или иной «моды», в сходстве хозяйственного и социального укладов или в одинаковом уровне художественной культуры, обусловленном сходными условиями существования». К такому орнаменту можно отнести «сухарики», Г-образные мотивы, «волны», парные развилки, чередующиеся с треугольниками, и различного рода крючки» (Чернецов, 1948, табл. VI, 1—8, 11, 13—15). Исследователи относят эти изобразительные композиции к элементам андроновской орнаментики в искусстве обских угров. В эпоху бронзы памятники андроновской культуры были распространены очень широко. Они открыты на территории Минусинской котловины Казахстана и доходят на западе до р. Урала и границ срубной культуры, на севере – до р. Исети, до Шадринска—Ялуторовска.

С.В. Иванов писал: «Мы также полагаем, что разнообразные решетчатые фигуры, квадраты и ромбы относятся к числу геометрических, притом очень древних. Это не исключает того, что с их помощью различные народы в различное время выражали различные идеи, в одних случаях связанные с миром растений (а может быть, и животных), в других – солнцем, звездами и т. д.»(1)

Большинство этнографов высказывает предположение, что ромбы и решетчатые квадраты представляют собой изображения небесных светил, в частности, солнца. При существующей технике вышивки и, особенно, ткачества – по счету ниток, круглое солнце приняло форму простых или решетчатых квадратов, ромбов и других подобных фигур. Но названия этих изображений в народной среде ассоциируют с кругами, растениями или даже животными. На Смоленщине их так и называют: «круги большие», «круги малые», иногда — «окошки» (там же, стр. 9—10), в других районах, а также у бухтарминцев на Алтае и в Приисетье – «репьи». Ханты называют квадрат с продленными сторонами «мухомором» (Изделия остяков Тобольской губернии, 1911 г, стр. 84).

Этнограф Г.И. Вивтова отметила обилие в Сибири материала для ткачества: «Зарождение ковроткачества и половичного промысла в крае уходит в XVII век. Продиктовано появление ковроткачества в Сибири необходимостью использования огромного количества шерстяного отброса, остающегося от кожевенного производства. Сначала тканьём половиков и ковров занимались жёны и дочери кожевников, а затем этот промысел распространился широко. В Тобольской губернии большинство половиков и ковров ткали из коровьей и лошадиной шерсти. Так как она жесткая и короткая, то сначала её щелочили. От этого шерсть становилась мягкой и удобной к пряже».(2)

Центром ткацкого кустарного производства в Приисетье XIX века служили Крестовская и Иванищевская волости Шадринского уезда. Больше всего промысел был развит в деревне Ермаковой и Новой Маслянке. Кустарями изготавливались скатерти, полотенца, холст и тонкая брань. Всего кустарями вырабатывалось в год до 60 тысяч штук скатертей, до 70 тысяч штук полотенец, 115 тысяч аршин холста, до 30 тысяч брани. В общем это составит около 7 тысяч пудов. Изделия шадринских ткачих расходились преимущественно по ярмаркам Курганского и Ишимского уездов и по Сибирской линии (3).
Славились мастерицы села Барнёвского. Здесь было развито ткацкое ремесло. Выделываемые полотна отличались чистотою и тонкостью работы, а также красотою рисунков (4).

Семейные традиции ремесла отметил священник П.Т. Кыштымов. В разделе «Рукоделия и ремёсла» он пишет: «Домашним образом производится выделка холста из конопляной и льняной пряжи и сукна из овечьей шерсти. Холст употребляется для рубашек, штанов и сарафанов, из сукна шьют зипуны. Первого выделывается в год до 50000 аршин, а второго до 5000. Войлоков катается до 1000 штук, кожи не выделываются» (5).

Лучшим тканьём отличаются по преимуществу женщины Мехонской слободы. Постоянно упражняясь в одном этом рукоделии, они приобрели редкое искусство ткать браные ковры и красить шерсть в разные цвета с тенями. Ковры их всегда хороши по рисунку, прочности и мягкости. В той же слободе ткут чистый, тонкий холст, едва ли уступающий фламандскому полотну, и столовое бельё разных узоров, ничем не хуже фабричного по чистоте работы, но превосходящее последнее своею прочностью. Такое искусство мехонских мастериц обратило на себя внимание правительства, которое для поощрения их к дальнейшему усовершенствованию выдало некоторым из мехонских рукодельниц денежные награды и похвальные листы» (6).

Архаичные узоры, геометрические орнаменты в Приисетье сохранились наиболее полно в ткачестве и широко представлены в таких изделиях, как обрядовые рушники и праздничные скатерти. Ритуальная роль полотенец объясняет сохранение в его узорах орнаментальных композиций и мотивов, дошедших до нас сквозь века и уходящих корнями в древние славянские представления об устройстве мира.

В фонде коллекции «Традиционные женские рукоделия Зауралья» Музея традиционного быта Центра «Лад» в значительном количестве представлены скатерти, выполненные в сложной технике многоремизного ткачества. Хорошая сохранность таких скатертей объясняется тем, что их стелили по праздникам и берегли. Скатерти несли в себе обрядовые функции, участвовали в свадебных обрядах.

Узоры на скатертях выполнены за счет использования большого числа ремизок (от 4-6 до 24), узор образуется путем переплетения контрастных по цвету нитей основы и утка. Орнамент на таких скатертях только геометрический. Большая часть коллекции состоит из скатертей, выполненных из окрашенных хлопчатобумажных нитей в традиционной красно-белой гамме. Но встречаются и желто-белые, сине-белые и даже полихромные изделия.

Говоря о скатертях многоремизного ткачества, следует особенно отметить, что в результате технологии (в данной технике ткачества орнамент зависит от заправки ткацкого станка) узор располагается по всей площади полотна. Информанты из с. Мальцево рассказывают, что цветной льняной холст многоремизного ткачества шел на полотенца-рукотёры. В фондах коллекции хранится также большой кусок неразрезанного небелёного льняного холста, выполненного в многоремизной технике с узором, сочетающим решетки и розетки.

Следует отметить, что обрядовые полотенца, выполненные только из белого льна в технике многоремизного ткачества, практически всегда декорировались шадринским коклюшечным кружевом. Вышивались растительным орнаментом в черно-красной гамме с использованием так называемых «мыльных» («броккаровских») узоров. Смело можно говорить о том, что в Шадринском крае преобладали белые многоремизные обрядовые рушники, двухцветные многоремизные скатерти.
Сакральная наполненность обрядов, в которых использовались тканые предметы (рождение ребенка, свадьба, похороны), проявляется в декоре скатертей, полотенец, подзоров и т.д. Скатерти ткались и браными – с внутренним вытканным узором. Доминирующими являются геометрические узоры: треугольники, квадраты, ромбы, ломаные линии, сочетания кругов, квадратов, розеток, волнистых линий – знаков воды, засеянного поля. Хотя достаточно частым орнаментом является растительный: восьмилепестковые, четырёхлепестковые, двенадцатилепестковые розетки, розетки в венке, заполненные семенами квадраты, восьмилепестковые розетки в квадрате, цветы, ягоды и др.(7) Использование, кроме геометрических, растительных, зооморфных и антропоморфных орнаментов в ткачестве отличает существующую сегодня орнаментику угорских народов Севера и русских Приисетья.

Ирина Александровна Спирина, кфн,
Центр русской народной культуры «Лад».

1. Иванов С.В. Орнамент народов Сибири как исторический источник (по материалам 19-начала 20 в.). – М., 1963 — С. 43-163.
2. Витовтова Г.И. Сибирские ковры и ковроткачество в XIX в.// Этнография Алтая и сопредельных территорий. – Барнаул. – Изд-во Барнаульского госуниверситете, 1999. -264 с. – С. 75.
3. Торгово-промышленная деятельность Шадринского района// Материалы по статистико-экономическому описанию районов проектируемых линий. Собраны и разработаны под руководством и редакцией Л.К. Чермак. – СПб., 1909. — с. 29-57, 62-77. Републикация: Шадринская старина. 1998. Краеведческий альманах. — Шадринск: ПО «Исеть», 1998. – 244 с. – С. 109.
4. Храмы Шадринского уезда. — Шадринск: ПО «Исеть», 1994 .- 164 с., цитирует отдельные части издания «Приходы и церкви Екатеринбурской епархии». — Екатеринбург, 1902 .- 628 с.- С. 4.
5. Священник П. Кыштымов в трёх номерах «Пермских губернских ведомостей», «части неофициальной» за 1861 год (№ 49, с. 754 — 757; № 50, с. 762-764, № 51, с. 784-786) опубликовал «Этнографические сведения о жителях Пермской губернии Шадринского уезда Песчанского сельского общества Верхтеченской волости» за 1855 год. // Републикация: Шадринская старина. 1998. Краеведческий альманах.- Шадринск: ПО «Исеть», 1998.- с. 52.
6. Успенский Т.И. Очерк юго-западной половины Шадринского уезда. — Пермский сборник. Повременное издание. Кн. 1. — М., 1859. — Од. IV, «Смесь» — с. 1-41. Т. Успенский. Очерк юго-западной половины Шадринского уезда.// Шадринская старина. 1997. Краеведческая хрестоматия. Вторая половина 50-х — начало 60-х гг. XIX в.- Шадринск: Изд-во Шадринского пединститута, 1997.- с. 20.
7. Карандаева Л.Ф. Зауральские филейки №№18,11,125, утр. кв. 32,6,15,11,19, 22, 335, 43,345.

P.S. Из сборника «Приисетье в пространстве и времени», выпущенного по итогам VIII этнолого-краеведческой конференции, посвящённой памяти М.Г. Казанцевой (4 октября 2016 г.).

Написать комментарий