По чертежам Пьетро Трезини

Далматовский Успенский монастырь — первый архитектурный памятник в нашем регионе, выполненный из кирпича. Построенный в период с 1706 по 1719 гг. умелыми руками трудолюбивых мастеров собор являл собой величественный памятник творческому разуму, несокрушимой мощи и духовной щедрости русского человека.

Анатолий Александрович Пашков


В те далекие, бедственные для Приисетского края времена ни старец Далмат, ни его сын Исаак не оставляли Белого городища. И всякий раз после набегов неприятельских воровских людей обитель воскресала из пепла и становилась еще благолепней и краше. В 1697 году в возрасте 103 лет умер старец Далмат. Он похоронен на том месте, где была поставлена первая часовня и первая церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы. Сын и преемник Далмата архимандрит Исаак «положил намерение строить монастырь каменный по примеру Тобольского Софийского собора». В 1704 году «было принято благословение Архиерейское строить на Белом городище церковь каменную во имя Пресвятой Богородицы, честного и славного ея Успения, в отстранение огненного запаления». Задуманное строительство требовало большого количества рабочих рук и множество различных материалов, а главное, руководителя стройки. Такой человек был найден.

В 1705 году 17 декабря был заключен договор с тюменским подмастерьем Иваном Борисовым «по реклу» Сорока на каменные работы и что за труд его «.. .архимандрит Исаак и наместник иеромонах Василид обязаны платить каждый год по 10 рублей муки ржаной по 5 четвертей, пшеничной по 2 четверти, солоду по 2 пуда и рыбы, когда случится, и, что кроме каменной клажи, он, подмастерье Борисов, берется меж строением известь жещи, кирпич делать и обжигать его с работными людьми и жить ему у них, старцев, в Далматовом монастыре.»

Иван Борисов – выходец из крестьян села Красного Ярославского уезда Московской губернии, частновладельческий крестьянин князя П.В.Собакина. В 1698 году вступил в формирующуюся артель строителей для возведения каменных сооружений в Верхотурье. Возглавляли артель московские подмастерья Тимофей Гусев и Моисей Долгих, было набрано 23 человека. В Верхотурье артель с приставленными учениками возвела в кремле каменные амбары, приказную палату, воеводский дом, начала строить гостиный двор. Но уже к 1701 году из-за плохих условий работы, вследствие отправки ряда каменщиков на Уральские заводы и в Сибирские города, артель сократилась более чем наполовину. Сезонный характер строительных работ не позволял мастеровым хорошо кормиться, они вынуждены были осваивать другие или смежные специальности, искать дополнительную работу. Какая была причина – неизвестно, но Иван Борисов (как впрочем и Тимофей Гусев) оказался в Тюмени, где возводилась Благовещенская церковь и колокольня (1701-1704 гг.) под руководством уставщика Якова Афонасьева. Под его началом Иван Борисов прошел хорошую школу, овладел всеми строительными специальностями, и мастерство его достигло уровня «подмастерья каменных дел». Подмастерье отличался от каменщика умением составлять смету.

В 1706 году начались подготовительные работы, заготавливались строительные материалы, набирались, готовились строительные кадры. Иван Борисов возвел в монастыре только первый этаж – это Христорождественская церковь, теплая, и придельная церковь Преподобного Дмитрия Прилуцкого. Церковь Преподобного Дмитрия Прилуцкого освящена по грамоте Сибирского Митрополита Феодора Лещинского 19 марта 1710 года. Теплой нижней церкви во имя Рождества Христова освящение совершено 9 декабря 1711 года по грамоте Тобольского Митрополита Иоанна Максимовича. Строительство верхней Успенской церкви и колокольни началось в 1713 году, но уже без подмастерья Ивана Борисова. Покинули монастырь и некоторые другие пришлые мастера. Выросли в монастыре местные строительные кадры, происходило добровольное перенимание строительного ремесла. В этот второй период строительства возглавил стройку подмастерье каменных дел Яков Гордеев сын Смирных.

Где трудился подмастерье Иван Борисов в последующие годы? Известно, что 20 мая 1714 года он да Никифор Яковлев Грамотин «поряжен сделать в [Верхотурском Николаевском] монастыре церковь с приделом каменную по образцу Соборной церкви, с платою по одному рублю с каждой тысячи кирпича». Сколько времени трудился Иван Борисов в Верхотурье, мне неизвестно. Неизвестна мне была и дальнейшая его судьба.

И вот, просматривая литературу по искусству, я неожиданно для самого себя в сборнике статей и исследований «Русское искусство 18 века» под редакцией Т.В. Алексеевой (Москва. 1968 год) в материале Г.И. Вздорнова «Архитектор Пьетро Антонио Трезини и его постройки» прочитал: «…замечательный мастер каменных дел Иван Борисов». Вот фрагменты статьи.

Итальянец Пьетро Антонио Трезини приехал в Россию в 1726 году уже сложившимся художником. В течение шести первых лет своего пребывания в Петербурге (1726 – 1732 гг.) он строил исключительно по частным заказам. Это были не храмы, а жилые дома или хозяйственные постройки. В 1735 году серьезно пострадал Исаакиевский собор от пожара, вызванного ударом молнии. К восстановлению храма и был привлечен Пьетро Трезини. Через пять лет, в 1740 году, по указу императрицы Анны Иоанновны он вновь привлекается к работе по исправлению храмов: Успенского и того же Исаакиевского. У последнего колокольня, отделившись от основного массива здания, стала падать. Требовалось незамедлительное вмешательство инженера и архитектора. Нужно, не разбирая колокольни, её поправить.

В 1742 году Пьетро Трезини поступил на государственную службу, ему предложили занять должность архитектора при петербургской полицмейстерской канцелярии, место городового архитектора. В его руках оказались все городские постройки. С этого года Трезини руководил постройками трех крупнейших столичных соборов: Преображенского, Успенского на «Мокруше» и Исаакиевского. Объем работы был большой. И все же главным объектом по службе для Трезини была Александро-Невская Лавра, официальным архитектором которой он был приставлен.

Ещё интересен большой проект Трезини – строительство Троице-Сергиевой пýстыни около Петергофа. В мае 1735 года учредили здесь монастырь. Постройки были в основном деревянные, простояли около 15 лет. В 1748 году выяснилась их непригодность. Тогда же по высочайшему указу велено было все строить вновь, а церковь построить каменную. Записано: «…чего ради той пустыни через архитектора господина Трезини и план сочиняется». Но строительство затянулось по разным причинам. Да и автор плана Пьетро Трезини в 1751 году покинул Россию. Прошло много лет, прежде чем чертежи Трезини снова появились на свет, стали востребованы. Императрица Елизавета «соизволила… высочайше повелеть по тому плану подлежащее строение казенным Троицкой лавры коштом строить». В мае 1756 года заложили соборную церковь, а за нею и остальные здания. Строили пустынь каменщики Троицкого села Деева Городища, находившиеся до того при лаврской колокольне. Руководили ими «замечательный мастер каменных дел» (как хорошо сказано!) Иван Борисов и мастер «Михайло Антонов, сын Чеза». Осенью 1758 года собор подвели под крышу и в ту же зиму начали отделку его интерьеров. Для иконного и живописного украшения были вызваны художники-иконописцы. Сооружался и золотился иконостас. Летом 1763 года все работы по возведению зданий Новосергиевской пустыни: собора, трех каменных флигелей, каменной ограды с решетками и четырех угловых каменных башен были завершены.

Так вот где трудился далматовский подмастерье каменных дел Иван Борисов! Он строил Петербург. И уже – «замечательный мастер каменных дел».

Пашков Анатолий Александрович,
краевед.


P.S. Из сборника «Приисетье в пространстве и времени», выпущенного по итогам VII этнолого-краеведческой конференции, посвящённой памяти М.Г. Казанцевой (2 октября 2015 г.).

Написать комментарий