Поиск своих корней

«Родство умей счесть и воздай ему честь».
А.С.Пушкин.

Слова, принадлежащие великому русскому поэту, по сей день не потеряли своей актуальности. Мы должны знать и помнить историю своего рода. Одна из статей нашего земляка, учёного-филолога В.П. Тимофеева, посвящена родословию. В ней он объясняет, что такое род: «Род — слово древнее и знаменует самое начало жизни, ее рождение… Первой социальной средой и формой рода была, конечно, семья… родство людей должно быть познано…»

В каждой семье, по возможности, должна быть составлена родословная. Поиски своих корней займут много времени, но это того стоит: узнаешь своих родственников, историю своего края и тех уголков России, где они жили, лучше узнаешь себя и своих родителей.

В непростую задачу поиска своих корней входит сбор начальной информации: запись воспоминаний родственников, соседей; анализ документов, хранящихся в домашних архивах; поиск и исследование документов в государственных архивах; направление запросов в учреждения, в которых по каким-то причинам работать самостоятельно нет возможности (архивы, ЗАГСы, военкоматы и др.); изучение литературы по генеалогии, исторической, краеведческой литературы; внимательный анализ картографического и административно-территориального материала. Очень важно знать месторасположение волостей, уездов, губерний и.д., где проживали предки, и хорошо в этом вопросе ориентироваться — это значительно облегчит поиск. Стараться всё найденное перепроверять, поскольку доверять полностью какому-то одному документу или воспоминаниям одного человека нельзя, даже в официальных бумагах бывают ошибки и неточности. Оформление собранного материала может быть различным: графическое изображение генеалогического древа, составление поколенных росписей, таблиц и др.

В процессе поиска родовед может составлять генеалогические карточки, как этап исследований. Они имеют самостоятельное значение: 1) ФИО; 2) место рождения, точная дата, указание восприемников при крещении; 3) место кончины и погребения, точная дата; 4) место и точная дата брака или браков, указание свидетелей при венчании; 5) место и точная дата развода или разводов.

Одним из основных видов генеалогических документов являются Переписные листы Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897г., которые хранятся в фонде губернского статистического комитета. Они не сохранились в большинстве архивов. Данные этого ценнейшего архивного источника намного облегчают поиск. В этом фонде досоветского периода в архиве ЦГИА г.Уфа хранятся сведения о движении поземельной собственности. Из документов этого фонда мною были сделаны выписки о «купчей крепости», которую совершил мой прапрадед Фёдор Дементьевич Картошин 8 апр. 1902 г., продав свояку М.М.Дмитриеву 5 десятин земли на сумму в 100 руб., которые находились близ с. Табынское Стерлитамакского уезда Уфимской губернии.(1)

Важными документами по генеалогии по праву считаются документальные материалы, хранящиеся в фондах приходских церквей и духовных консисторий: метрические книги, исповедные ведомости (росписи), обыскные (обыск-письменный акт, предбрачное свидетельство) книги, клировые ведомости. С конца ХIХ в. в русской армии в полках военные священники стали вести метрические книги о военнослужащих.

Важнейшим генеалогическим источником являются ревизские сказки, составлявшиеся в России с целью подушного налогового обложения. Можно обратиться к истории создания ревизских сказок: в начале ХVIII в., в связи с введением новой налоговой системы, Россия перешла к подушному обложению, что потребовало перехода к новой податной единице — ревизской душе. Все население России было поделено на податную и неподатную части. К первой относились крестьяне, мещане, цеховые ремесленники, купцы. Ко второй — дворяне, духовенство, чиновники. Для определения количества податного населения стала производиться перепись податных сословий (подушные ревизии). Податное население обязано было платить подушную подать и отбывать рекрутскую повинность. Было проведено десять Генеральных (всероссийских) ревизий с 1719 по 1858 гг. Как правило, в ревизских сказках содержалась информация о составе жителей того или иного двора. Эти документы хранятся в фонде губернской палаты, в некоторых областных и других госархивах — в фондах волостных правлений и даже в фондах приходских церквей. В областных архивах можно найти сведения из ревизий за 1811, 1816, 1834, 1850 и 1858 гг. Есть и за 1795 г. (5-я ревизия). Я нашла оцифрованный материал в читальном зале ЦГИА (г.Уфа) самый ранний за 1834г. о своих предках, крестьянах Дашковых из с. Табынское.

Центральным государственным историческим архивом Республики Башкортостан (ЦГИА РБ) создан электронный архив (АИСП) «Ревизские сказки» — перепись населения Уфимской и Оренбургской губерний за 1795-1858 гг. В него переведено более 500 тыс. листов ревизских сказок, хранящихся в архивном фонде И-138 Оренбургская казённая палата. В настоящее время открыт доступ через Интернет к части материалов ревизий, что очень удобно.

В архивном фонде казенной палаты помимо ревизских сказок можно использовать и посемейные списки, окладные листы.
Посемейные списки можно найти и в других архивных фондах: Переселенческого управления, Отделения Крестьянского Поземельного банка, волостных правлений, в фондах участковых земских начальников. Там же прошения (ходатайства) крестьян о переселении их в уезд, губернию.

В фондах присутствий по воинской повинности: призывные списки, именные списки ратников ополчения, рекрутские списки, списки лиц, получивших отсрочку от призыва.

Важными документами для поиска являются документы Всероссийских сельскохозяйственных переписей 1917 и 1920 годов; похозяйственные книги, алфавитные книги и др.

Работу в читальном зале государственного архива, как правило, начинают с путеводителя, в котором можно узнать об архивных фондах, имеющихся на хранении. В процессе работы появится необходимость обратиться к каталогу.
Мною были предприняты попытки поискать свои корни по материнской линии в Башкирии, именно в тех краях, где моя мама, А.М. Крысина, родилась, провела свое детство и юность. В процессе архивного поиска возник вопрос заселения хутора Подгорное (ныне с. Подгорное Кугарчинского района Республики Башкортостан). Из литературных источников известно, что хутор Подгорное, бывшее имение Кашкарова, заселили выходцы из Пензенской, Нижегородской, Самарской, позже Уфимской губернии. Переселенцы купили имение у помещика. Расчет производился через Оренбургское Отделение Крестьянского Поземельного Банка. Так в 1882 году появился хутор Подгорнское Товарищество в Бушман Суун Кипчакской волости Оренбургского уезда Оренбургской губернии. Землепользование было общинное. Каждый домохозяин получал угодья в нескольких местах, разбросанных чересполосно. Банк предоставил Товариществу ссуду на 40 лет.

Мои родные, переселенцы из Нижегородской губернии, прибыли в Подгорное из д. Дмитриевка Стерлитамакского уезда Уфимской губернии, где они несколько лет крестьянствовали. Жители хутора, это видно из документов, исполняли » христианские требы» в ближайшем приходе, в Казанско-Богородицкой церкви с. Семено-Петровское, которое располагалось в 15 верстах от х. Подгорнское Товарищество. Это было очень неудобно для переселенцев, так как многие требы: крещение младенцев, причащение святых тайн, отпевание умерших, — не могли быть исполнены вовремя. На товарищеском сходе 29 марта 1899 г. 93 домохозяина решили построить церковь. В приговоре значилось следующее: «… дальность расстояния от ближайшего прихода…, многочисленность населения …до 800 душ, …в нынешнем году увеличивается ещё на 69 домов и 310 душ м. п…, в окружности же хутора население исключительно магометанское и постройка церкви по сему крайне необходима для правильных удовлетворений нужд поселян х. Подгорнского…» Все сведения о строительстве храма мною обнаружены в одном из архивных дел фонда (И-173 Оренбургская духовная консистория), хранящимся в ГАОО, в Оренбурге. В этом же деле упоминается мой прапрадед Федор Дементьевич Картошин, избранный в состав строительной комиссии и одновременно какое-то время исполняющий обязанности казначея. Можно предположить, что он был уважаемым человеком в Товариществе, глава большого семейства. (2)

Согласно архивным данным (ЦГИА РБ), в 1902 г. в его семье числилось 12 человек, его брата Ивана — 10, родственника Григория Жувасина — 15, Николая Агеева (другого родственника) — 11. Переселенцы от общественных дел не уклонялись, несмотря на то, что семьи хлеборобы имели немаленькие. Несколько лет строился храм. В 1905 г. актом от 7 июня он был освящен во имя Святителя и Чудотворца Николая. На тот момент в Товариществе состояло 816 человек из 116 дворов.
В архиве ЦГИА г.Уфы в метрической книге за 1899 г. обнаружила интересные сведения: запись о венчании Алексея Григорьевича Жувасина с Матроной Федоровной Картошиной, сестрой моего прадеда Сергея Федоровича Картошина. Он значился здесь поручителем. Через несколько лет в 1908 году у этой пары родится сын — Павел Алексеевич Жувасин (1908-1944), будущий Герой Советского Союза.

Попутно в записях о венчании в этом же храме с.Семено-Петровское во 2-ой части метрической книги за 1891 год был обнаружен любопытный документ, в котором значились молодые люди с известными фамилиями — «жених, состоящий в запасе гвардии кавалер поручик граф Иван Александров Мусин-Пушкин, православного вероисповедания, первым браком, 34 года; невеста, фрейлина ея Императорского величества Мария Александрова Тимашева, православного вероисповедания, первым браком, 36 лет».(3)

Тимашевы и Мусины-Пушкины были известны в России не только своей фамилией, но и своими делами. Шесть поколений Тимашевых участвовали в важнейших событиях российской истории. Почти все они были военные. Следует отметить, что уже с середины ХVIII в. в Оренбургской губернии начинается интенсивное формирование помещичьего землевладения. Дворяне за службу в военных и гражданских учреждениях получают свободные казенные земли. Тимашевы также приобрели земли в Оренбургском крае. В с.Ташла располагалось их родовое имение. Ссылаясь на В.И.Даля, местные историки указывают, что в сентябре 1833г. в этом имении на охоте был не только сам Даль, но и А.С.Пушкин. (4)

В эти годы имением владел дед М.А. Тимашевой, Егор Николаевич (1791-после 1849 г.) крупный землевладелец, отставной полковник, наказной атаман Оренбургского казачьего войска (1823-1830), предводитель дворянства Оренбургской губернии (1833-1844). Много заслуг перед Россией и у невесты отца А.Е.Тимашева (1818-1893): он являлся почетным гражданином Петрозаводска и Смоленска, был награжден восьмью российскими и девятью иностранными орденами. На средства Тимашевых в с.Ташла были построены: церковь, школа для дворовых и крепостных, народная больница и многое др. В одном из научных изданий (Уфа, 2011) в статье профессора М.И. Роднова опубликованы сведения о помещичьих имениях по Уфимскому уезду за 1861 год: в третьем стане значатся и Мусины-Пушкины, и Тимашевы.

Не менее известными были и родные у жениха, графа И.А.Мусина-Пушкина (10.11.1857-19.05.1928). Сам он много лет отдал дипломатической работе, служил консулом в нескольких странах. Похоронен во Флоренции, жена Мария Александровна — во Франции (1943г.) Их сын Александр, подпоручик, выпускник Лейпцигского университета, после многочисленных арестов, ссылок (с 1922 по 1927 гг.- узник Соловков) в 1938 году был расстрелян. Вот такая непростая судьба у этой пары с известными всей России фамилиями, которая венчалась в этой церкви.

Судьба всей России не миновала семьи братьев Картошиных, которые постепенно разрастались. В конце 20-х годов их семьи насчитывали более 40 человек. Они породнились со многими односельчанами — Авериными, Агеевыми, Авдеевыми, Костылевыми, Крысиными, Жувасиными, Мельниковыми, Уреневыми и др. Практически в той или иной мере жители села являлись между собой родственниками. Сведения о браках Картошиных мною были взяты в архиве ЗАГСа Кугарчинского района в 2009 году.

В 20-х годах начались тяжелые испытания для Картошиных. В 1920 году осудили по 58-й «политической» статье Петра Ивановича (1879 г.р) и Ивана Федоровича (1890 г.р.). Уже позже, 17 августа 1938 г., арестовали Ивана Николаевича Картошина, забрав прямо с колхозного поля. Реабилитировали в 1993 г. Имена двух из них значатся в книге Памяти жертв политических репрессий Республики Башкортостан (5).

Информация о родственниках, полученная из данного издания, натолкнула меня обратиться в Управление ФСБ РФ по Республике Башкортостан. В уголовном архивном деле № в -5830 осужденных по статье 58-й, предоставленном мне для ознакомления, значились следующие сведения о родственниках:

Картошин Петр Иванович, 40 лет, 1879 г.р., место рождения: Нижегородская губ.; русский, беспартийный, неграмотный, хлебороб, арестован 10 марта 1920 г. по месту проживания в с. Подгорное; не осужден; до Февральской революции служил рядовым в г. Сызрани в 239 запасном полку, во время Февральской революции — во 2-м пулеметном полку; после Октябрьской революции — тоже; не судим; рост — высокий, нос — курносый, глаза — серые, походка — средняя, цвет волос — русый. Обвинен в контрреволюции. Реабилитирован Картошин Петр Иванович 24 марта 2005 г.

Картошин Иван Федорович, 30 лет, 1890 г. р., место рождения: Уфимская губ., Стерлитамакский уезд, д. Дмитриевка; русский, беспартийный; образование низшее, окончил двухклассное училище в с. Подгорное; отец троих детей; имеет хозяйство: 2 лошади, 2 жеребенка, 2 коровы, 2 теленка и 13 овец; не судим; хлебопашец; арестован 10 марта 1920 г., обвинен в контрреволюции; рост — ниже среднего, нос — горбинкой, глаза — серые. До Февральской революции служил старшим унтер-офицером в 17-м Туркестанском полку, весь 1917 г. — там же. Постановлением Всебашкирской ЧК от 28.06. 1920 г. ему назначена условная мера наказания в виде 6 месяцев принудительных работ: перевезен в вагоне 3-го класса до ст. Петропавловск; место службы и жительства — 8-й армейский этап в г. Петропавловске. Постановлением ЧК от 19.11. 1920 г. дело прекращено на основании применения акта об амнистии. Реабилитирован Картошин Иван Федорович в марте 2005 г.

В 1930-е годы у Картошиных были разобраны и вывезены каменные амбары (камень добывали они сами на Каменной горе в с. Подгорное): об этом мне поведал житель села, ветеран труда Александр Тимофеевич Мельников. По документам ЦГИА и Информационного центра МВД РБ, раскулачивания не было, хотя в документах и Крысины, и Картошины значились как кулаки.

Поразительно, но люди выстояли, не сломались. В годы войны два сына Картошина Ивана Федоровича за боевые заслуги были награждены: Константин Иванович — орденом Отечественной войны II степени; Петр Иванович — медалями «За Оборону Ленинграда» и » За Отвагу».

На мемориальной доске, что входит в мемориальный комплекс с. Подгорное высечены 152 фамилии не вернувшихся с войны. Среди них — десять воинов Картошиных, два брата М.А. и В.А. Крысины. В 2005 году в селе была увековечена память о Герое Советского Союза Жувасине Павле Алексеевиче, установлен его бюст; одна из сельских улиц, где он рос, носит его имя; его именем названа также одна из улиц Магнитогорска, откуда он был призван в ряды защитников Отечества. На одном из домов Магнитогорска установлена мемориальная доска в честь Героя. Участник двух войн (в т.ч. советско-финляндской — 1939-1940 гг.), награжденный медалью » За Отвагу» в 1943 г., орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза в феврале 1944 г., он является гордостью сельчан. В списке советских воинов, захороненных в г. Турда (уезд Клуж, Румыния) под № 23 значится командир взвода 307 гв. стрелкового полка, ст. сержант Жувасин Павел Алексеевич. Убит в бою 4.10.1944 г.

Архивному поиску в настоящее время очень помогают сайты о Великой Отечественной войне. В основном, я брала информацию о родственниках, близких и далеких, на сайте ОБД «Мемориал». В обобщенном банке данных содержится информация о защитниках Отечества, погибших, умерших в госпиталях, пропавших без вести в период войны и послевоенный период. Персональная информация составляет несколько миллионов записей из миллиона архивных документов. И все это в настоящий момент находится в открытом доступе. Этот проект дал мне возможность определить место захоронения моего деда, отца мамы, Михаила Артемьевича, 1895 г.р., и его родного брата 1919 г.р.

Тяжело было читать строки из архивных документов госпиталя о том, как и от каких ранений после тяжёлых боев в мучениях с 13 по 17 сентября под Воронежем умирал родной тебе человек. На памятниках: один — на окраине Воронежа, другой — в Ленинградской области в г. Любань («Березовая аллея»), у родных братьев значатся чужие отчества. В книге «Память» в томе 13-ом Республики Башкортостан (Кугарчинский район) фамилий братьев нет. В районном военкомате данных не обнаружилось. В Уфе в республиканском военном комиссариате списков погибших по районам не имеется, они пользуются ОБД » Мемориал». И только недавно в книге » Память» Республики Башкортостан, в томе 22-ом в «Списке, поступившем во время издания книги» обнаружила несколько строк о Крысине Михаиле (также ошибочно — Андреевиче) о том, от чего он умер и где похоронен.(6) По словам мамы, ёе отец, Михаил Артемьевич, глава немалого семейства и ушедший на фронт почти в 46 лет, был очень добрым и заботливым отцом. Поэтому я согласна со словами: «Мы зачастую их знаем как добрых семейных людей, а ведь они воинами были настоящими».

Вспоминая фронтовиков, нельзя не сказать о тех, кто оставался в селе Подгорное и трудился в колхозах имени Чапаева и Пугачева. По воспоминаниям моей мамы, в селе садили много табака, а после его переработки в махорку, женщины в мешках доставляли в Чкалов (Оренбург). Шли пешком 150 километров туда и такое же расстояние преодолевали обратно. Покупали соль на вырученные деньги и расплачивались с налогами.

Получив похоронку в 1942 году на мужа, Крысина Михаила Артемьевича, став вдовой в 37 лет, Ирина Андреевна так и не вышла замуж. Поднимала одна шестерых детей (старшему в 1942 г. было 14 лет, младшему — чуть больше года). Мою маму забрали на завод в Челябинск, на ЧТЗ (в то военное время — Танкоград). Будучи уже взрослыми, пять её братьев и сестра, родные ей по отцу, называли мою маму – нянькой.

В 2004 году мне случайно попала в руки домовая книга Подгорнского сельсовета, которая была заведена 10 мая 1936 года. В ней я нашла год и место рождения моего дедушки — Крысина Михаила Артемьевича: д. Митриевка, Красноус, 1895 год (речь шла о Дмитриевке Бишкаиновской волости Стерлитамакского уезда).

В читальном зале ЦГИА г.Уфы во второй части метрической книги прихода церкви с. Ивановское Стерлитамакского уезда я обнаружила сведения о венчании в 1895 году двух моих прадедов, жителей д. Дмитриевки: уволенный в запас рядовой Артемий Никанорович Крысин венчался с Евдокией Афанасьевной Дашковой из с. Табынское 25 января; Сергей Федорович Картошин — с Ольгой Евдокимовной Дмитриевой из д. Уваровка 23 октября. (7)

Летом 2013 года мне удалось побывать в Гафурийском районе (бывший Красноусольский) на родине моего деда в д. Дмитриевке и на родине его матери (моей прабабушки) в с.Табынском. Были, очевидно, причины, что мои предки покинули этот неповторимый край и переехали жить на юг Башкирии в с. Подгорное. Познакомилась с удивительной женщиной Верой Владимировной Дашковой (её дом рядом с храмом в с. Табынское). Фотографию своего свекра Ивана Максимовича Дашкова она подарила мне на память (согласно архивным документам И.М. Дашков — пятиюродный брат моего деда, Крысина М.А.). Приоткрылась еще одна страничка из истории жизни моих предков.

Немного прикоснулась к духовной истории Табынского края: много лет тому назад, отложив все дела, ехали люди сюда, в с. Табынское, чтобы поклониться святыне — Табынской иконе Божией Матери — самой загадочной иконе России. Именно это место избрала своим уделом одна из главных святынь Урала и Поволжья. Икона исчезла за пределами России, но списки с нее на самом видном месте в храмах Башкирии (Уфы, Стерлитамака, Салавата, на Святых ключах — месте явления иконы, в Богородице- Табынском женском монастыре). Попросить спасительную помощь у Табынской иконы Богородицы приезжают паломники со всех уголков России, как и много лет тому назад.

Мои родные, по рассказам мамы, люди были благочестивыми и все дела творили с молитвой. Да и жили они в святых, благодатных местах Башкирии.

Можно предположить, что каждого человека, в том числе и тех, кто занимается поиском своих корней, интересует история фамилии, которую на протяжении жизни носят родственники, а также значение имён, часто повторяющихся в роду. Не обошел этот вопрос и меня. Фамилию Крысин, на первый взгляд, не очень благозвучную, имел мой прадед, дедушка моей мамы, Артемий Никанорович. О похожей фамилии — Крысанов — в одной из книг по истории русских фамилий значится: «Фамилия отнюдь не «крысиная»:.. Крысан — народная форма довольно редких крестильных имен…» В другом источнике, в » Словаре русских имен», также даётся объяснение этой фамилии: отчество от формы Крысан, искажённой из канонического мужского личного имени Хрисанф (др.-греч. chrysanthos — «златоцветный»), через русскую просторечную форму Кирсан; фамилия записана, например, в селе Ивашково… Московской губернии, 1916 г… — к этому времени имя Хрисанф вышло из широкого употребления. Фамилия, лишась этимологической опоры, «повисла в воздухе» и подверглась переосмыслению по звуковому совпадению с хорошо знакомым словом крыса. (8) Там же можно найти и научное определение термина «фамилия»: наследственное имя семьи, устойчивое не менее как в трёх поколениях.(9) В «Словаре русских личных имен» за 1995 год я нашла несколько имен, вышедших из широкого употребления, в том числе и имя моего прапрапрадеда Дометия — Дементия Михайловича Картошина и др. (10)

В процессе поиска своих корней неоднократно обращалась к разным источникам, чтобы разобраться в вопросе заселения с. Подгорное. Имея сведения о том, что переселенцами являлись и выходцы из Нижегородской губернии, решила поработать самостоятельно с документами в Центральном архиве Нижегородской области (ЦАНО) и найти любые сведения о моих предках Картошиных, переселившихся в Башкирию из этого края.

Согласно авторам книги «Современные русские фамилии», самая многочисленная часть русского населения — крестьянство — оставалась без официально закрепленных фамилий до конца ХIХ в., а некоторые представители крестьян получили фамилии только после революции…»(11) С этим моментом, который создаёт определённую трудность в архивном поиске, пришлось мне столкнуться при работе с метрическими книгами в ЦАНО. Мои предки Картошины проживали в д. Заскочиха в Семеновском уезде Нижегородской губернии, но при просмотре дел приходской церкви в д. Заскочиха необходимых данных не обнаружила. Все требы они совершали в приходской церкви с. Лыково. Архивные дела этих храмов хранятся в фонде Нижегородской духовной консистории. И все же интересные факты нашлись. Это выписки из документов о бракосочетании в 1871 г. моего прапрадеда Фёдора Дометиева (Дементиевича) с Дарьей Наумовной (12), о рождении 4 июля 1875г. моего прадеда Сергея Федоровича.(13) После Сергея у Федора рождались еще дети: в 1877- 1878 гг. у них восприемником (отцом при крещении) значился один и тот же человек, их дядя «деревни Заскочихи находящийся в отпуске по болезни 12 Великолуцкого полка рядовой 9 роты Филипп Дометиев Картошин…» В метрической книге за 1876 г. он как восприемник уже значился с фамилией: «…уволенный в годовой отпуск по слабости здоровья».(14) Вот так, благодаря солдату, получившему фамилию, я и нашла своих предков, которые в метрических книгах значились без фамилии.

В это первое и кратковременное знакомство с ЦАНО, к сожалению, не удалось поработать с документами по переписи населения ХIХ в. — ревизским сказкам — хранящимся в фонде Казённой палаты (ф.И -60. оп. 239а). Последняя 10-я ревизия прошла в России в 1858г. В Нижегородской губернии в этом году закрепощённый люд составлял 59,1%. Сложность в подборе для просмотра архивных дел заключалась в том, что кроме помещичьих крестьян, были и другие категории крестьян: удельные, казённые, государственные и др. Все они имели разный статус, и очень многие были без фамилий. Каждая группа крестьян значилась в различных архивных делах. Изучая историю своего рода, невольно прикоснулась к истории Северного Заволжья, в том числе Семеновского уезда. На старой карте Нижегородской губернии земли, что лежат вдоль реки Керженец, начиная от Хахал (в настоящее время Лыково входит в Хахальское сельское поселение), вполне официально именовались Лыковщиной. И село, что в основании своём звалось Никольским, постепенно утратило свое прежнее имя и превратилось в Лыково. Сейчас это название крепко забыто. Из былой жизни сохранился лишь остов Никольской церкви, которая сгорела от молнии, ударившей в купол.

За волжские подвиги, за защиту Нижегородской земли от набегов поляков, татар, казаков, восставшей мордвы и ногайцев в I-й половине ХVII в., боярин и воевода Б.М.Лыков (Оболенский) получил в дар земли в лесной керженецкой стороне; впоследствии его жена отписала всю Лыковщину Макарьевскому Желтоводскому монастырю. Живя в Сибири, известные старообрядцы Лыковы всегда помнили, что их предки когда-то жили на р. Керженец (в ХVII в. вынужденно покинули Никольское-Лыково навсегда). Известная Агафья Лыкова, о которой много писал журналист В. Песков, очень тепло отозвалась о реке Керженец: «Родная земля никогда не забывается, даже если ты её никогда не видел».
Все сведения, обнаруженные мною в различных архивах, — это только прикосновение к составлению родословной, работа над которой может длиться годами. Необходим длительный и кропотливый труд, а желание оставить своим детям память о предках заставляет продолжать поиски.

Ещё я искренне уверена: чтобы лучше понять себя, детей и родителей, да и сам смысл жизни, надо знать своих предков, близких и дальних, по крупицам собирая сведения, затерявшиеся в многострадальной истории нашей страны.

Нина Михайловна Бажина,
краевед.

P.S. Из сборника «Приисетье в пространстве и времени», выпущенного по итогам V этнолого-краеведческой конференции, посвященной памяти М.Г. Казанцевой (3 октября 2013 г.).

Примечания
1. ЦГИА. Ф. И-132. Оп. 1. Д. 1250
2. ГАОО. Ф. И-173. Оп. 4. Д.7164. Л. 1-3, 3об,4,11.
3. ЦГИА.Ф.И-294. Оп.3. Д.360 e. Л. 36об, 37.
4. Труды Оренбургской учёной комиссии, вып. 27, Оренбург,1913, с.30-31.
5. Книга памяти жертв политических репрессий Республики Башкортостан. Т. 6 Дополнительные списки.- Уфа: Китап, 2008. С. 322.
6. Память. Республика Башкортостан. Книга двадцать вторая (дополнительная).- Уфа: Китап, 2000. С.506.
7. ЦГИА. Ф. И- 294. Оп.3. Д.432.
8. Словарь русских имен. М., » Школа — Пресс», 1993. С. 57-58.
9. Там же. С. 215.
10. А.Н. Тихонов, Л.З. Бояринова. Словарь русских личных имен. Учебное издание А. Г. Рыжкова. М., » Школа — Пресс», 1995.
11. А.В. Суперанская, А.В.Суслова. Современные русские фамилии. Издательство Наука, 1981. С.41-42.
12. ЦАНО. Ф. И — 570. Оп.3. Д.410.
13. ЦАНО. Ф. И — 570. Оп.3. Д.536.
14. ЦАНО. Ф. И — 570. Оп.3. Д.566.

Написать комментарий