Потаенные ходы Юшки Соловья

Этот город-крепость скатился с Уральского хребта на его восточный склон, как скатывались ватаги русских землепроходцев, оставляя после себя первые поселения в дотоле неведомом крае.

На важной дороге, оберегая караваны купцов в ту и другую сторону от Каменного Пояса, предоставляя им удобное торжище, и появился Шадринский острог.

По мере того как гасли очаги опасности на востоке, все южнее и южнее смещался путь в Сибирь. В самом деле, в далекие времена Ивана Грозного и его отца — великого князя Василия сообщение с Сибирью шло через Чердынь, казавшуюся куда как северным городом. Потом стараниями Строгановых спустился путь до широты Соликамска. Еще позднее, во времена Федора Иоанновича, блаженного отпрыска царя Ивана, появилась знаменитая Бабиновская дорога через Соликамск и Верхотурье, спрямившая старую на многие сотни верст. Укорачивая старый путь, новая дорога шла южнее прежней. В середине XVII века была проложена другая, более удобная и более южная — через Кунгур. Еще позднее дорога спустилась в долину реки Исети, в западном направлении она переваливала через Уральский хребет в районе Каслей, чтобы ветвиться на Уфу, Казань, Кунгур. Случилось это уже на исходе XVII века. И каждое такое путешествие дороги отражено в документах, летописях, грамотах.

Путь этот долго называли и Сибирским, и Уральским, и Староказанским. И конечно, не был он проложен заново русскими купцами и поселенцами, а существовал давным-давно, с тех пор когда шли по нему арабские, бухарские, джунгарские и другие восточные купцы к ордынским улусам на Волге, Каме, Уфе.

Вот на этом пути в благодатной для поселений Исетской долине и возник город Шадринск. Торговое и ремесленное его бытие во многом определило весь архитектурно-градостроительный облик. Но городом Шадринск стал не сразу.

Сначала это была маленькая крестьянская слободка в плодородном крае, где чернозем в локоть толщиной, кругом леса и воды, а погода, хоть не всегда ладная, все же дает вырасти злаку и овощу, Одно плохо – каждый день жди непрошеных гостей со всех сторон. Налетят конной тучей, похватают арканами скотину, сожгут избы, а зазевался — так и тебя самого заполонят. Словом, житье опасное. Все это на себе испытал слобожанин казацкого роду Юрий Никифорович Малечкин, по прозванью Юшка Соловей. Он-то и написал челобитную тобольскому воеводе об устройстве острога и слободы на бывшей Шадринской заимке.

Вопрос решился быстро — грамота из Тобольской канцелярии на строительство острога и слободы пришла 15 сентября того же 1662 года. Воевода понимал: Исетская долина — кормилица всей русской Сибири.

Острог вырос, как крепкий груздь. Заложены срубы, заполненные камнями, поднялась бревенчатая стена с двумя воротными башнями. Под валами прокопан ров, а полоса между рвом и валами уставлена рогатками, напоминающими современные надолбы. Валы и рвы окружали острог с трех сторон, а с четвертой естественной преградой служила река Исеть. В то время река не была еще подпружена плотиной Мельничьего пруда и имела у острога достаточно крутой берег, позволявший вывести к воде водозаборный тайник. А были ли в Шадринском остроге эти самые тайники? Предусмотрел ли Юшка Соловей потаенные выходы? Письменных документов, подтверждающих это, пока не найдено. И тем не менее есть факты, позволяющие предполагать, что подземелья в остроге были.

Однажды на самом берегу реки, там, где она подходила к стенам крепости, случился провал грунта, открывший старинный тоннель, направлявшийся к воде. Свидетели не обратили, к сожалению, внимания на такие важные детали: размеры сечения, из какого материала выполнена обкладка, была ли она вообще… Но сама находка говорит в пользу существования водозаборного тайника.

Другой подземный сюрприз преподнесли земляные работы. Северный вал старинной крепости располагался на месте нынешней улицы имени Карла Маркса, на которую выходит кооперативный техникум. В одном квартале со зданием техникума, но уже по улице Комсомольской, стоит известный всему Шадринску дом купца Фетисова — первое каменное здание города, построенное в самом начале XIX века. Внутри квартала, во дворе между этими двумя зданиями, был обнаружен вход в подземную фортификационную галерею, которая направлялась в сторону бывшего вала. По свидетельству преподавателя истории Шадринского педагогического института А. Ф. Семенова, галерея имела деревянную крепь и перекрывалась также деревянными плахами, то есть конструкция галереи соответствовала приемам и способам устройства подземных ходов и тайников XVII века. Что же, потаенный ход Юшки Соловья? Вполне возможно. Правда, ход этот должен был наверняка подновляться в более поздние периоды, иначе бы его крепь не выдержала.

И вот в этом же дворе при строительстве нового общежития техникума вскрыт подземный ход, но уже с кирпичной кладкой стен и свода. Свод располагался на глубине около трех метров. Этот ход уже вряд ли относился к временам Юшки Соловья и представлял, по-видимому, соединительный проход между подвалами дома Фетисова и старого здания, где ныне находится кооперативный техникум.

А собственно, зачем нужны были Шадринску подземные сооружения в более поздние времена после строительства острога? Острог Юшки Соловья и прилегавшие посады росли необыкновенно быстро. Уже через 20 лет после устройства укрепления Шадринская слобода стала самой крупной в Зауралье, а еще через 30 лет она получила статус города, городскую печать и герб. Центр зауральского земледелия, центр интенсивной торговли, где проводилось по нескольку крупных ярмарок в году, центр переработки сельскохозяйственной продукции огромного края, Шадринск на протяжении почти 180 лет со дня строительства первого острога оставался городом-укреплением. Даже па плане города 1829 года есть валы, рвы и другие крепостные атрибуты. Вплоть до конца первой четверти XIX века город жил в ожидании нападения отрядов степных феодалов или осады крестьянской армией во время волнений. Исетская долина на протяжении почти двух веков была ареной вооруженной борьбы.

Если сложить вместе все годы активных военных действий, то получится около 70 лет — целый пласт истории. В XVII веке события еще носили характер откликов на борьбу за Сибирь, борьбу за окончательный разгром орд агрессивных царьков. Позднее на первый план все больше и больше выступают социальные факторы. Коренное население начинает бороться с угнетателями. Правда, к этим действиям нет-нет да и примазываются местные феодалы, преследующие откровенно разбойничьи цели. К середине XVIII столетия проходят волнения среди русского населения края — волнения крестьян-переселенцев. Широко известна так называемая дубинщина — движение исетских крестьян, когда их отряды, вооруженные лишь топорами, косами и редко кто ружьями, осадили Далматовский монастырь. А десять лет спустя разразилась народная война под руководством Пугачева.

Значит, развитию подземного потайного строительства в Шадринске должны были способствовать в первую очередь условия обороны, условия защиты и оберегания своих богатств шадринскими толстосумами.

Вторым обстоятельством было «деликатное дело», во все времена бесчестное и преступное. В шадринских подземельях, таясь, пожалуй, только от явного взгляда да случайного чужого начальства, печатали фальшивые деньги. Собственно, это были не подделки купюр, находящихся в обращении, а похожие на ассигнации красивые бумажки, которые использовались специально для расчетов с неграмотными степными кочевниками. Д. Н. Мамин-Сибиряк в своем романе «Хлеб» упоминает о производстве таких денег в Шадринске, взяв этот город за прототип своего Заполья. Шадринские фальшивомонетчики обскакали даже самого Акинфия Демидова, который, по преданию, в подземных тайниках Невьянска чеканил свои рубли, но чеканил их по крайней мере полновесными и из настоящего серебра.

Какие же еще подземные сооружения находили Шадринске? Старожилы называют главными объектами, связанными с подземными тайнами, такие сооружения, как дом купца Фетисова, Спасо-Преображенский собор, Никольскую церковь, дом купца Мокеева с окружающими зданиями, здание магистрата.

slukin_31

В годы Великой Отечественной войны выполнялись какие-то работы в Спасо-Преображенском соборе. Один из рабочих в подалтарной части обнаружил люк, служивший началом подземного хода. Куда направлялся этот ход, установить тогда не удалось. По прошествии двух десятков лет потерялось и местонахождение люка: то ли закрыли при переделке полов, то ли засыпали мусором. Вероятные направления хода могли быть тaкие: к дому Фетисова, к зданию магистрата, переделанного потом под банк, к подвалам торговых рядов гостиного двора. О подземном ходе из собора к дому Фетисова рассказывает О.И. Ляпушкина, директор Шадринского филиала Курганского госархива. На этом направлении когда-то образовалась воронка, вызванная провалом грунта. В воронке видели кирпичную кладку. Здание бывшего магистрата — одно из старых зданий города. Оно соседствовало с тюрьмой (или острогом, как называли в старину это заведение). Эти два дома находились на самой древней территории поселения. Краевед А. П. Заостренных, основываясь на свидетельствах старожилов, уверенно связывает Спасо-Преображенский собор с магистратом, а последний с «колодничьим» застенком (рис. 25).

На берегу Исети нашли что-то очень похожее на рукав подземного хода, что дает основание предполагать, что магистрат и тюрьма могли иметь выход к реке. А может быть, это были остатки водозаборного тоннеля, построенного стараниями Юшки Соловья? Второй ход к Исети краеведы «протягивают» от Никольской церкви. Это не вступает в противоречие с логикой, но твердых доказательств существования такого подземного пути пока нет. Подвалы Никольской церкви никем не обследовались, хотя, возможно, таят разгадку ее подземных связей с другими сооружениями города. Особое место среди подземных сооружений Шадринска занимают подвалы старых зданий, которые если и не имеют подземных выходов или связей с другими такими же подземельями, представляют интерес как образцы довольно значительного по масштабам и хитроумного строительства.

Огромный, с обильным разветвлением помещений подвал дома купца Мокеева соединяется с подземными полостями соседских зданий: например, с домом Фетисова и, по некоторым данным, с торговыми рядами гостиного двора. Уже заметно перепланированный и приспособленный под современные нужды, подвал все равно производит мрачное впечатление. Общей протяженностью чуть ли не в квартал, он похож на подземный этаж средневекового замка. Незаметно переходит в подземелье другого таинственного в старину дома. Два марша узкой лестницы вниз — просторное помещение. Оно кажется глухим и отчужденным от всех строений. Дверной проем как бы прячется под самой лестницей. Из проема снова ступеньки вниз: уже в маленькое помещение. Оно тоже не тупиковое — короткий проход ведет в такой же по размерам отсек, а из него через дверь видна еще комната. Итак, мы спустились под землю на два этажа, прошли через два изолированных отсека и в конце концов попали в глухое помещение.

Много шадринских подвалов пока не исследованы, не взяты на учет как архитектурно-исторические объекты. А ведь в Шадринске существовало мощное революционное подполье как в предоктябрьский период, так и после временного захвата города белогвардейцами в июне 1918 года. Какую роль в подпольной борьбе сыграли шадринские потаенные места, еще предстоит узнать местным историкам и краеведам.

Из книги «Тайны уральских подземелий» Всеволода Слукина (скачать полностью)

Написать комментарий