Прокопьевская церковь села Катарацкого

Трудно теперь представить, что когда-то давно, в начале XIX века, село Катарацкое было окружено дремучими лесами, где водились птицы и звери, ныне уже диковинные.

По селу протекала речка Катарач, от название которой и пошло наименование поселения. Река, к слову, захватывала сразу три деревни, соответственно названные Верхний Катарач (его часто и доныне называют Беляковский Катарач), Средний Катарач и Нижний Катарач.

В XVIII веке православные жители села были приписаны к Беляковскому приходу. Много позднее Беляковский Катарач приписали к Христо-Рождественской церкви Ирюмского прихода села Ирюмского Шадринского уезда.

Население Беляковского Катарача и приходских деревень было, в основном, русским, и большая его часть принадлежала к крестьянскому сословию. Православных в селе и окрестных деревнях проживало меньше, чем староверов, посему консистория решила: быть в поселении церкви. Построить храм решили за казённый, то есть государственный счёт – для ослабления раскола в близлежащих деревнях.

И вот в 1836 г. закладывается однопрестольная деревянная церковь с колокольней. Строится долго и трудно, почти 10 лет (деньги на эти цели из казны поступали с большими опозданиями и скупо). Пока строилась, два раза горела. Приезжали дознаватели, да не допытались: порешили, что молния попала.

После второго пожара дело пошло быстрее, тут уж и православные начали вносить на строительство храма посильную лепту. Так, некто Лаврентий Лукич Котлов внес 100 рублей на приобретение колокола (по тем временам сумма немалая).

И вот 30 января 1850 г., при большом стечении народа, храм был освящён во имя Святого Праведного Прокопия, Христа ради Юродивого, Устюжского Чудотворца. В приход Прокопиевской церкви села Катарацкого вошли следующие поселения: Средний Катарач, Нижний Катарач, Антрак, Данилова. Были построены две часовни – в селе Катарацком и Антраке.

Иконостас храма был устроен стараниями и усердием прихожан. В 1898 г. здание окрасили масляной краской, с нанесением орнамента. Все эти работы выполнил местный священник Кронид Теремецкий, который годом ранее обновил и позолотил иконостас храма. Храму было выделено 2 десятины усадебной, 45 десятин пахотной и 4 десятины сенокосной земли.

В то же время построили и двухэтажный деревянный дом для священника. В 1898 г. на каменном фундаменте возвели здание для церковно-приходской школы, где преподавал слово Божие всё тот же протоиерей Кронид Теремецкий. В Прокопиевской церкви, по преданию, был список с чудотворной иконы Прокопия Устюжского, который обладал великой целительной силой.

В 20-е годы прошлого века в селе свирепствовал тиф, не щадивший ни старых, ни малых. Батюшка едва успевал отпевать умерших. И вот однажды в храм пришел древний старик Захар Квашнин и умолял батюшку взять икону Прокопа (так он сказал) и идти к нему в дом. А у него семья большая – 15 человек, и все горели в тифу. «Одна надея осталась – на Прокопа», – сказал старик и заплакал. Батюшка снял икону (а она была большая), понёс по деревне, заходил в дома и прикладывал образ к холодеющим губам болящих.

Дошёл до дома Квашнина, зашёл, и страшная картина открылась ему: все родственники Захара метались в тифозном жару. Прикладывая икону и молясь, священник плакал. Обошёл село, воротился назад. А наутро к нему прибегали люди и сказывали, что тиф отступил и что у Захара все поднялись [на ноги]. И с того дня ни один человек в селе от тифа не умер. А кто выздоровел, часами молились у чудотворной иконы Прокопия, а потом собрали денег и «одели» её в серебряный оклад, который по декрету «Об изъятии церковных ценностей» в 1922 г. содрали богоборцы, представляющие новую, советскую власть.

Дальнейшая судьба иконы неизвестна. Люди говорят, что когда ломали храм, иконы срывали и бросали в реку. Но может, кто-то из сельчан и не дал её на поругание. Кто знает… Может, и объявится, когда церковь построят в селе.

Пётр Осинцев. При подготовке материала использована статья талицкого краеведа Т.П. Долгушиной «Село без церкви – не село». Фото из свободных источников.

Написать комментарий