В городском саду играет…

Нина Александровна Маркова много лет проработала учителем русского языка и литературы в школе № 9. Сегодня она продолжает рассказ о подробностях быта и отдыха жителей Шадринска в 1930-х годах.

Интересны были бытовые мелочи повседневной жизни. Я говорю о своей среде: я выросла в интеллигентной семье очень среднего достатка. Эти привычки остались ещё от старой, дореволюционной жизни.

Интересна была манера здороваться, особенно у людей возраста моего папы (когда я родилась, ему было уже 40 лет). Как сейчас приветствуют друг друга? «Здравствуйте!» – и побежал… Нет, было принято не так. Мужчина обязательно приостановится немножко и приподнимет за козырёк фуражку или шляпу, или хотя бы прикоснётся к ней. У нас рядом в соседях жил очень уважаемый в городе человек Борис Николаевич Пашков. Рядом жили, поэтому он часто мимо нас ходил. Хоть я и маленькая тогда была (мне лет 7 было), он и меня всегда так приветствовал. Я ему: «Здравствуйте, Борис Николаевич!» Он в ответ приподнимет шляпу и поклонится: «Здравствуйте!» Я даже как-то папу спросила: «А почему это: я маленькая, а он так меня приветствует? И ты, папа, когда встретишь кого, то так же здороваешься». А он мне говорит: «А это так выражают особое почтение тому, с кем здороваются». Мне это объяснение так понравилось, что я всё старалась побежать и попасться навстречу Борису Николаевичу, чтобы он мне выразил своё почтение! Такие были нравы.

Ещё что запомнилось? Когда мы ходили в гости или к нам приходил кто-нибудь, то никогда не наливали мужчине чай в чашку. Только в стакан с подстаканником! Вот, например, семья Кондюриных. Это были друзья моих родителей. У них не было мужчин в доме, но подстаканники были: а вдруг кто-то из мужчин придёт – чтобы в чашку не наливать!

Курили. Но не так, как сейчас (везде), а только когда приходили гости. Курили в комнате. И никогда не предлагали гостям папиросы из пачки. Только из портсигара! Когда ждали гостей, специально покупали папиросы получше, складывали их в красивый портсигар и предлагали гостям.

Или другая ситуация: допустим, у нас папа пришёл с работы, снял пиджак, повесил на стул – и вдруг кто-то в дверь постучал, это ко мне подружка Рита пришла… Папа сейчас же соскакивает и пиджак надевает. Считалось, что в сорочке неприлично сидеть, если кто-то пришёл в дом. Потом и это ушло из быта. Началась война. Ни пиджаков, ничего не стало…

Как отдыхали? Сейчас ведь какая-то суетливая жизнь пошла, все же заняты. Кто пойдёт просто так гулять? Сейчас всем надо работать, по дому что-то делать. А раньше смотришь из окна: вот после работы такая-то семейная пара пошла погулять, другая… Папа говорит маме: «Пойдём погуляем!» Она: «Ой, да мне ещё планы надо писать…» Он настаивает. И вот идут, и я с ними! Это было очень душевное семейное общение. Когда я поменьше была, часто ходили гулять и в городской сад. В то время духовой оркестр в горсаду играл не только танцы, и мы ходили просто послушать музыку. Придём, сядем на лавочку: папа с мамой и я с ними. Кругом ещё много людей; сидят, слушают музыку. А перед войной уже играли только танцы. Тогда и я уже ходила танцевать, и никто не ходил просто слушать музыку.

А вообще, вы знаете, вот так вечерами (тихо же на улице-то, машин-то нет!) вдруг слышишь, в горсаду играет духовой оркестр… Так грустно всегда станет… Хотя и маленькая была. Старинные вальсы играют, ещё какую-нибудь старинную музыку. Да и в горсаду вообще приятно было погулять. Там же были огромные цветники. Причём, гладиолусов, пионов там не садили. Их вообще в Шадринске тогда не было, а росли левкои, резеда, душистый табак. Ой, вечером так пахнет!.. И гуляли люди не только среднего, но и пожилого возраста.

Иногда (нечасто) папа, бывало, придёт с работы и говорит маме: «Вот я сейчас взял ключ от лодки (лодки прикованы были на цепях на столбики у реки), поедем кататься». У многих лодки были свои, а другие брали их у знакомых. Вот поедут, меня посадят. Смотришь, там ещё кто-то катается. И что интересно: ведь тоже работали (мама преподавала в школе географию; придёт, бывало: «Ой, у меня язык сегодня на пороге»; и ещё куда-то гулять…), но находили время отдыхать. Тогда-то для меня это нормально было, а сейчас-то я уж думаю: «Как это они всё успевали!?»

Как отмечали праздники. Было два праздника в 30-е годы: это Октябрьская и Первомай. Помню, предпраздничная подготовка как-то будоражила, поднимала настроение у взрослых и детей. Украшали город, везде плакаты, у каждого дома обязательно вывешивался красный флаг.

Новый год не праздновался, отмечали его только дома. Ведь обязательным атрибутом Нового года является ёлка, а в 30-е годы ёлка запрещена была. Считалось, что Ёлка – Рождественский символ, что это связано с религией, поэтому запрещали. Я помню только Ёлку дошкольного возраста, а когда я пошла в 1-й класс, Ёлки уже не было. И только в 1936-м году Ёлки снова разрешили. Но Ёлка уже не возвратилась такой, какой она была в дни моего дошкольного детства.

Сейчас ведь ёлки ставят везде, даже там, где детей нет. А раньше не просто ставили ёлку, а обязательно проводили детский праздник, собирали детей. Причём, хотя и были в продаже и бусы, и шарики, но это всё довольно дорого было, поэтому игрушки делали сами. За неделю, две, а то и раньше до ёлки начинали делать разные игрушки; что-то выдумывали, фантазировали. Потом украшали ёлку и думали, кого пригласить. Кульки для подарков клеили, туда конфетки складывали. А потом уже сам праздник. Если изобретательные родители, то и сценарий готовили, а где-то попроще проводили. Но это был настоящий детский праздник. Дети наряжались, пели, танцевали, их поили чаем со сладкими пирогами. И это было всегда, даже в начале 30-х годов, хотя они были очень тяжёлыми в материальном отношении.

Вообще умели люди отдыхать, причём семейно отдыхать. В летнее время часто устраивали вылазки на природу. Например, договаривались наша семья и семья наших приятелей и отправлялись в воскресенье на Увалы. Почему на Увалы? Мой папа очень любил чай, а там на Увалах был родник, в нём очень вкусная вода. Не знаю, есть ли сейчас этот родник… Там можно было разжечь костёр, отдохнуть. Или на Канаш ходили, а когда-то и на Городище. Запрягали лошадь, брали с собой самовар и ехали отдыхать. Конечно, самый лучший отдых был на Городище, там был дачный посёлок, построенный частниками, богатыми людьми и людьми среднего достатка.

В церковь люди не ходили. В 30-е годы все церкви были закрыты. Помню, в 1936-м году умерла моя бабушка, её надо было отпеть. Для этих нужд был где-то отведён специальный дом, где крестили, отпевали и пр. Но туда мало кто шёл, потому что это было опасно: после этого у человека возникали проблемы по работе. Детей тоже не крестили.

С соседской девочкой мы бегали в Спасо-Преображенский собор смотреть иконостас. Он был золотой, очень красивый. Помню, как вечерами мы слушали звон колоколов. В городе было тихо, и мы прислушивались: вот далеко – это на кладбище звонят (Воскресенский храм); потом на Владимирской, потом на Покровской, на Фроловской зазвонят, на Николаевской. Вдруг ударит колокол Собора – и заглушит все остальные колокола. Там был очень большой колокол. Помню, когда его сняли, он наполовину ушёл в землю – такой был тяжёлый. Мы все ходили смотреть. Потом его откопали и увозили из города уже зимой. К гусеничному трактору присоединили деревянные сани, погрузили колокол, повезли. Но колокол был такой огромный, что трактор провёз его всего один квартал – а дальше не мог тянуть. Ну, сани отцепили, и так колокол простоял до весны. Потом его куда-то всё-таки увезли.

Помню, как разрушили Покровскую церковь. Она была самая красивая, имела несколько маковок, и её разрушили самую первую. Она располагалась примерно в том месте, где сейчас кинотеатр «Родина». Там была Сенная площадь, всегда стояло много повозок, люди приезжали из окрестных деревень. Однажды бабушка меня туда привела. Людей полно, как на демонстрации. Все смотрят: вот лезет человек наверх снимать крест. Довольно долго там что-то пилил; помню, я устала. Потом толкнул – и крест падает… Такой поднялся крик! Такой шум, рёв, вой! Я тоже заревела, и бабушка меня увела. Постепенно эту церковь разобрали.

Записала Ольга Тимофеева.

Есть 1 комментарий. к “В городском саду играет…”

  1. Александр Галюков:

    Жива ли Нина Александровна Маркова?

Написать комментарий